Домой Новости Юко Кавагути об искусстве, судействе и эталонах в фигурном катании

Юко Кавагути об искусстве, судействе и эталонах в фигурном катании

94
0

Двукратная чемпионка Европы в парном катании Юко Кавагути поделилась мнением насчет искусства и судействе в фигурном катании, а также рассказала о системе в Японии и эталонах в фигурном катании.

«Почему пристально не слежу за фигурным катанием? Когда я каталась, я тоже особо не смотрела. (смеется) Мне нравится кататься, а смотреть уже не очень. Балет интереснее. Как только начинаю смотреть фигурное катание — начинаю критиковать. Тем более в том же парном катании сейчас мало пар на высшем уровне, в Европе вообще почти никого не осталось. Жалко. Когда мы выступали, чемпионат Европы был престижнее, много пар приезжали.

Все похожи друг на друга. Нужно просто сделать что-то на четвертый уровень, что будет выглядеть сложным. Вариантов не так много, все программы получаются одинаковыми, теряется изюминка, оригинальность. В одиночном катании то же самое. Прекрасно, что теперь девушки делают четверные, люди задумываются о пятерных, это цепляет. Но я хочу видеть не то, кто кого перепрыгает, но и искусство. Тамара Николаевна Москвина считает фигурное катание искусством.

При этом тренерам тоже становится сложнее, поскольку из-за этих уровней надо жертвовать красивыми движениями. Ей еще удается придать каждой своей паре особый стиль, но таких единицы. Что касается одиночниц — прыгайте, девчонки, четверные, это здорово. Я только за. Мы сами добились с Сашей Смирновым четверных выбросов. Победы есть, вопросов нет. Но красоты я не вижу.

Красоты в программах вообще не хватает, у всех. Я не столько про них (Косторную, Щербакову, Трусову), а в целом о спорте. Новые правила ISU делают так, что просто нет времени заниматься искусством. Я сама сейчас технический специалист и это понимаю. Считаю обороты, смотрю на дорожки, вращения — все похожи.

На каких соревнованиях сужу? Я новичок. Соревнования на уровне Петербурга, пока маленькие. Родители пока не подходили насчет судейства. Но говорят, бывает. Это неправильно. Конечно, хочется своих детей защитить. Но мы делаем свою работу. Нам тоже сложно, постоянно добавляются новые правила, в ближайшем сезоне их снова поменяли.

С одной стороны, это хорошо, но когда человеку за полоборота и одно плохое вращение говорят «давай, до свидания», это тоже неправильно. Мне вообще нравилась система 6,0. А сейчас — хочется за красивый прыжок поставить докрут, а смотришь на видео — там не хватает каких-то нескольких градусов. Обидно.

Зачем этим занимаюсь? Наверное, любовь к фигурному катанию. Деньги я зарабатываю выступлениями на шоу. Которых, правда, сейчас нет. Сейчас я еще открыла для себя новое направление, это не совсем фигурное катание. Звоните через пару месяцев, пока интрига (смеется). Но из фигурного катания совсем уходить не хочется. Тренерство? У меня нет желания становиться великим тренером, как Тамара Николаевна Москвина. Заниматься с детьми как хобби — да, это нравится. Может быть, когда-нибудь попробую себя в качестве хореографа. Работа техническим специалистом позволяет мне смотреть фигурное катание, при этом я все-таки не судья, я не ставлю оценки, а считаю обороты, уровни. Это удовольствие и одновременно интерес. Вы правы, денег здесь нет.

Тамаре Николаевне могу помочь в каких-то нюансах, если она просит. Но в основном работаю с японскими детьми на подкатках.

Я давно уже не в Японии, всего знать не могу, как там все устроено. Но раньше было так — если ты в сборной, то помогает не государство, а федерация, а если ты не на вершине, в основном все лежит на родителях. Фигурное катание — очень дорогой вид спорта, но в Японии много спонсоров. Если у тебя есть перспектива, в тебя вложатся. Раньше вообще для спортсменов не было отдельных катков. Только массовое катание! А спортсмены — с 6 до 10 утра, потом в школу, и обратно вечером после 19 часов. Сейчас для сборников появились отдельные катки, но все равно чтобы кататься в таком режиме — я не слышала. Мне повезло, мой японский тренер приглашал русских специалистов. Я по сути тренировалась по русской системе в Японии. Поэтому мне было легче после приезда в Петербург. Но в целом в Японии предпочитают индивидуальный подход, только частные уроки. А это гораздо дороже, ты сможешь много заниматься только при богатых родителях. Иначе один — два урока в неделю, остальное — самостоятельно. Так было и у меня изначально. С русским тренером мы занимались почти каждый день в группе. Групповые занятия дешевле. В России это распространено больше, иногда добавляются подкатки. Но тут уж кому какой подход больше нравится.

Фигурное катание в Японии — это уже не спорт, а как музыкальные концерты, шоу. Фигуристы — как певцы, идолы, это уже не спортсмены. Болельщиков действительно много. И они как-то по-другому к фигуристам относятся. Просто это бескрайняя любовь, как у родителей к детям или как у девушки к парню даже. Фигуристы — как боги. Хейт тоже есть — когда большая любовь, то и защищают активнее. Хотя мне кажется, что в нашем спорте просто у всех есть свои вкусы, мнение, и надо к этому относиться спокойнее. Но главное, что за каждым действием следят — когда улыбнулся, долго ли улыбался, любая деталь обсуждается. Не только то, что на катке, но и вне его, хобби, увлечения.

К Загитовой много внимания. Но это хорошо и приятно для спортсмена. Она очень известна в Японии. Много рекламы, и она участвует не только во многих шоу, но даже телепередачах. Да и она красотка, что уж говорить. У нее все есть. Все достигнуто. А с другой стороны, если она захочет вернуться — почему нет? Только какая у нее будет цель, мне не совсем понятно. Если найдет — прекрасно. Это и шанс начать вторую жизнь. Можно отойти от фигурного катания, идти работать куда хочешь, да даже в офис. Раньше многие долго катались, до сих пор выступает Туктамышева, русская фигуристка. Но когда девчонки прыгают четверной, выдержать длинную карьеру тяжело. Так что мне интересно смотреть, как они прыгают. Но красоты не хватает, она появляется не сразу. И хочется довести все это до конца, идеального баланса. Пока, к сожалению, ни у кого не получается.

В одиночном катании для меня эталона нет, а в парном Гордеева/Гриньков и Бережная/Сихарулидзе. Еще мне нравится, как Савченко катается. Она и долго каталась, раньше нас начала, позже нас завершила. Отношусь к ней с огромным уважением. У нее есть и спорт, и артистизм. Она хочет вернуться? Это будет супер, хочу на нее посмотреть. Я сама не против, на самом деле. Не хотела уходить, еще сезон покататься желание было.

Я вернулась бы сейчас при возможности. Я сейчас в хорошей форме. (смеется) Йогой занимаюсь регулярно, хореографией, пробежка с утра. У меня осталась небольшая травма, но я все могу. Прыжки, выбросы, подкрутки. Заставить Сашу Смирнова только не могу. У него школа своя, он семейный человек. Пожалуй, нас с ним хватает только на шоу. Но мы не хотели отпускать свой уровень. Я готова делать все. Четверной выброс мы, наверное, сейчас не сделаем. Когда не сможем делать сложные элементы, тогда да, поставим жирную точку. А пока все получается, будем продолжать.

Четверной выброс сейчас никто не делает? Да, это хорошо, ведь это наша коронка. (смеется) Мне очень нравится этот элемент. Поэтому когда девчонки прыгают четверной, представляю, как они кайфуют. Я сама перешла в парное катание, чтобы делать четверной выброс, в одиночном четверной тулуп только тренировали, но никогда не приземляла. Думала, легче, когда выбрасывают, а оказалось, нет.

В начале карьеры фигурное катание мешало личным отношениям. Но потом поняла, что если человек хороший, то разъезды препятствием не будут, и отношения будут жить. Но у меня все-таки японский менталитет, было посложнее в России. Так что мое сердце остается свободным.

Узнают ли меня на улице? Ни разу. Меня за китаянку принимают. Но проблем не было, расизм в России никогда не встречала.

Сложный вопрос насчет снятия ограничений по самоизоляции. Слава богу, вокруг меня никто не болел, а коронавирус действительно очень серьезная болезнь. Может быть, рановато все-таки. Но и оставлять народ дальше сидеть дома — уже вредно. Я думаю, нельзя говорить, что теперь можно все. Можно двигаться, но потихоньку, с масками, перчатками в публичных местах. Людям надо стараться следить за своей безопасностью самим. У японцев здесь есть чему поучиться, это точно», — сказала Кавагути.