Домой Новости Ясмина Кадырова: думаю, что парное катание движется в сторону элементов ультра-си

Ясмина Кадырова: думаю, что парное катание движется в сторону элементов ультра-си

186
0

Российская спортивная пара Ясмина Кадырова и Иван Бальченко готовятся к чемпионату России, который пройдет в Челябинске с 24 по 27 декабря. Перед стартом Ясмина Кадырова рассказала о своей карьере, работе с разными тренерами, любимых элементах, а также поделилась мнением о конкуренции и трендах в парном катании.

– Ясмина, можешь ли ты вспомнить момент, когда вышла на лед? Наверно, в этом активное участие принимала мама – тренер по фигурному катанию…

– В то время мама тоже только начинала тренировать. Она всегда брала меня с собой на лёд, так что неудивительно, что впервые встала на коньки я в 2,5 года. По такому же пути пошла моя младшая сестра. Она вышла на лёд ещё раньше.

По такому же пути пошла моя младшая сестра. Она вышла на лёд ещё раньше. Видео с её участием неожиданно набрало несколько миллионов просмотров, и на нас свалилась неожиданная слава.

– Следишь за успехами сестры?

– Конечно, я каждый день с ней переписываюсь. У нас есть чат, где собрана вся семья. В чате моя тётя отправляет видео, как тренирует её.  Сейчас ей 10 лет. Всегда болею за неё на соревнованиях. Она большая молодец.

– Ты родилась в Казани, недолго жила в Питере, теперь перебралась в Пермь. Какой город ты предпочитаешь больше всего? 

– Все города хороши по-своему. Конечно, выделяется Санкт-Петербург. Это великий город, очень красивый. Я очень любила там гулять и у меня осталось там много друзей. Пермь я ещё не успела толком изучить, потому что постоянно на тренировках, но когда на выходных удаётся выбираться в центр, город оставляет хорошее впечатление.

– Скучаешь ли по Казани?

– По дому иногда скучаю. Но в спорте такой режим, что на скуку просто не остаётся времени. В Казань я приезжаю к родным примерно два раза год.

– Какой тренер твоя мама?

– Строгая, но только в нужные моменты, когда требуется «волшебный пинок». Она очень грамотный специалист. Именно у неё я заложила всю прыжковую базу, которую затем развивала у других тренеров.

– К вопросу о тренерах. После Казани ты работала в Санкт-Петербурге с Алексеем Мишиным. Какой он? 

– Он показался мне строгим и серьёзным, но на деле вышло, что он очень-очень открытый и позитивный человек. Его фирменная черта – пошутить в напряженный момент и разрядить обстановку. Он сильный технический специалист, и при нём я стала стабильно выполнять тройные прыжки. У него очень много тренажёров. Жилеты, лонжи, диск для вращений – всё это он активно применяет в тренировочном процессе. Конечно, дело не только в инвентаре. Алексея Николаевича выделяет академический подход. Он досконально знает все детали и может их объяснить.

– После Мишина ты перешла в группу Этери Тутберидзе. Как проходил отбор?

– Я приехала на соревнования на призы федерации Москвы и, честно говоря, уже была в ожидании окончания сезона. Это был последний турнир, родители уже купили билеты на море. Соревнования проходили в «Хрустальном», где как раз тренируется команда Тутберидзе. Я вышла, легко выступила и через 30 минут после награждения мне сказали, что я выхожу на тренировку с Этери Георгиевной. Вместо того, чтобы отправиться домой, я каталась три дополнительных часа вместе с её фигуристками. После этого попала в группу.

– Как проходили тренировки в «Хрустальном»?

– Мы приезжали ранним утром. Сначала разминка, затем небольшой перерыв, хореография, лёд, заминка. Заканчивали только часов в восемь вечера. Я так уставала, что просто падала в машину без чувств. Но я вспоминаю те времена с хорошими чувствами, потому что научилась преодолевать себя и работать через боль. Это самый большой опыт, который я получила в группе. Раньше я могла сказать «больше не могу» и всё бросить. А там уже не было выбора – нужно работать.

– Почему же не было выбора?

– У Этери Георгиевны очень много спортсменов высокого уровня. Если ты не выкладываешься, то не оставляешь себе никаких шансов. Это создаёт элемент соревновательности. Помню, как Саша Трусова выполнила первые четверные прыжки. Остальные сразу стали тянуться за ней. Я, к примеру, начала учить четверной сальхов. Мне этот прыжок давался легче с самого детства, поэтому я остановилась на нём.

– Удалось ли выполнить его на соревнованиях?

– К сожалению, нет. Выезжала с него только на тренировках, пока не получила травму. Пришлось вернуться в Казань. После обследования у врачей я поняла, что эта травма была у меня ещё до попадания в группу. Она вроде бы затянулась, но снова дала о себе знать. Я восстанавливалась почти полгода, но, к своему удивлению, смогла быстро собрать все свои тройные прыжки, вернувшись на лёд. Это тоже результат тренировок у Этери Георгиевны. Раньше я бы учила всё заново даже после двух недель простоя. А здесь шло такое немыслимое количество прыжков, что наработалась колоссальная мышечная память.

– Тяжело ли тебе было пережить переход из одиночного в парное катание?

– Конечно, хотелось побеждать в одиночном катании, но так вышло, что лет в 12 я попала на шоу в Швейцарию с помощью Алексея Николаевича Мишина. Мы прожили там месяц, и я вживую увидела, как катается Алёна Савченко. Это очень красиво, не передать словами. Тогда у меня что-то щелкнуло и мне захотелось попробовать себя в парном. Хочу выразить благодарность всем тренерам, с которыми я работала до перехода, без них у меня ничего бы не получилось.

– Чем тебе помогает опыт одиночного катания в парном?

– В первую очередь в прыжках. За счёт того, что я провела значительное время и в группе Этери Георгиевны, и в группе Алексея Николаевича у меня нет с ними проблем. Мой партнер прыгал четверной тулуп и тройной аксель, также делал каскады из тройных прыжков.

– Какие элементы тебе больше всего нравятся в парном катании?

– Выбросы и подкруты. Из-за невероятного ощущения, будто ты паришь надо льдом. Меня оно настолько захватывало, что я даже не чувствовала страха. Так, мы попробовали тройной подкрут спустя всего месяц с того момента, как я пришла в парное катание. Обычно новые пары начинают с двойного подкрута, а мы сразу попробовали тройной.

– После выбросов тревожно смотреть на ногу, на которую идёт приземление. Это же такое давление. Не было больно на первых порах?

– Да, сначала правая нога давала о себе знать, болели колени. Но это нормальное явление. Все парники, которые приходят из одиночного, сначала сталкиваются с этим. Но постепенно мышцы и связки начинают привыкать.

– Куда сегодня движется парное катание в целом? Какие тренды можешь выделить?

– Думаю, что в сторону элементов ультра-си. Четверные подкрутки, четверные выбросы – почему бы нет? Может быть, у кого-то даже получится параллельный четверной прыжок. Сейчас же выигрывают те, кто катает программу чисто. Все стремятся к стабильности.

Большая конкуренция внутри России — это огромный плюс, потому что пары ищут какие-то свои фишки, усложняют элементы, улучшают программу. Всё это не даёт расслабляться.

– Ваша пара с Иваном сформировалась в сентябре прошлого года. Можешь ли вспомнить, как это произошло?

– В этом помогла моя мама. Как я уже сказал, я давно определилась, что хочу в парное катание, так что она решила позвонить Валентине Фёдоровне Тюковой. Она рассказала, что есть хороший партнёр, стоит попробовать. Мы поехали в Пермь, оформили переход и начали работу.

– Как ты можешь описать своего партнера?

– Он очень добрый, понимающий и надёжный. Мы с ним сошлись вместе с характерами. В первое время говорили, что на наших тренировках всегда слышен хохот. Это действительно так. Когда у нас что-то не получалось, мы могли посмеяться над собой, не ругались и спокойно двигались дальше.

– У вас разница в возрасте  шесть лет. Это никак не влияет на ваше общение?

– Мы как-то с ним разговаривали на эту тему. Ваня не чувствует этой разницы, я – тоже. Мы абсолютно открыты и разговариваем на все темы.

– Кто у вас главный в паре?

– Думаю, я (смеётся). Обычно я подгоняю Ваню.

– Достаточно ли одного года , чтобы обкатать пару?

– Думаю, да. Нам очень нравилось. Мы освоили все элементы парного катания и сейчас работаем над их усложнением.

– Ваш последний старт  московский этап Гран-при. Вы заняли вместе с Иваном четвертое место – как оцениваете этот результат? 

– Для первого старта на таком уровне оцениваю наш прокат хорошо. Конечно, всегда есть над чем работать. Мы будем усложнять и улучшать программу. Было очень приятно, что, несмотря на пандемию, пришли зрители, поддерживали и болели. Когда слышишь, как они аплодируют, это даже не адреналин, а ощущение окрыления. Хочется кататься именно для людей.

– Как у вас в группе распределен тренировочный процесс? Кто за что отвечает? 

– Валентина Федоровна (Тюкова) курирует процесс в целом. Павел Сергеевич (Слюсаренко) руководит тренировками, ездит с нами на соревнования. Иван Александрович (Малафеев) – наш хореограф, он следит за постановкой программ, за отработкой эмоций.

– Твой партнёр Иван выложил фото, где вы с Павлом Слюсаренко, и подписал её «С самым заботливым тренером».

– Это правда. В некоторых моментах он строгий, но при этом очень заботливый, понимающий и добрый.

 В этом сезоне вы и многие другие пары решили оставить программы с прошлого сезона. Почему? 

– Не хватило времени для обкатки новых. Можно сказать, что мы ставим сразу две программы. Ты катаешься не за одного человека, а за двух. Когда я была одиночницей, на постановку программы уходила неделя-две. В парном не хватает даже месяца. А чтобы добиться синхронности, нужен ещё один месяц.

– Как сильно сказалась на вашей форме пауза в тренировках из-за коронавируса?

– Не так сильно, как мы ожидали. Не было проблем с прыжками, но были небольшие проблемы с парными элементами. Мы довольно быстро восстановили все элементы, хотя если остальные пары пропустили 2-2,5 месяца, то у нас перерыв вышел дольше из-за моей травмы. Я залечивала её в Казани, а затем наступил карантин.

– Как ты провела изоляцию? Чем занимала себя?

– Тренировалась, рисовала, читала. Всё, что было возможно, я делала.

– Какие книги ты предпочитаешь?

– Фэнтези, любовь, детективы. Сейчас я читаю «Мемуары гейши». Посмотрела фильм, и он мне очень понравился, наверно, скоро пересмотрю. Зацепил образ главной героини. Может быть, даже стоит попробовать сделать постановку в духе произведения.

На чтение не всегда хватает времени, но когда оно появляется, я могу прочитывать книги полностью за один раз. Каждая история для меня как фильм, сразу выстраивается картинка в голове, сюжет захватывает.

– Что тебе нравится из фильмов?

– По настроению. В основном комедии или мелодрамы – люблю посмеяться или поплакать, третьего не дано (смеётся). Еще я очень люблю мистику, всё что связано с магией. Не могу, конечно, обойти стороны спортивные драмы. Из последнего что понравилось могу посоветовать фильм «Мирный воин». Это очень полезный фильм для спортсменов. Из комедий выделю «Эдди Орёл», а из мелодрам «Полуночное солнце».

– Какое место в твоей жизни занимает учёба?

– Совмещать с тренировками её очень трудно, но я стараюсь. Когда я только переехала в Пермь, училась в обычной школе. Тренировки начинались уже с 11-ти часов, так что я пропускала большую часть занятий. А если всё-таки посещала, то чаще всего это оказывались такие предметы, как география, информатика, технология… Поэтому я решила, что нужно что-то менять.

С этого года я учусь в интернет-школе. Преимущество в том, что я могу в любое время суток зайти на сайт, посмотреть урок, ознакомиться с домашним заданием. Если что-то непонятно, я могу назначить консультацию с учителями, опять же, в удобное для меня время.

– Как устроен твой быт в Перми?

– Каждый спортсмен снимает квартиру. Я живу одна. Помогает то, что рядом живут многие спортсмены из Казани, которые раньше занимались у моей мамы. Мы ходим друг к другу в гости. Первое время, конечно, был непривычно, но сейчас я привыкла. Иногда немного обидно, что ты приезжаешь с соревнований, а тебя встречает пустой дом, но в целом всё нормально. Каждый день звоню маме, обмениваюсь с ней новостями.

– Готовить тебе приходится тоже самой. Трудно в таких условиях выдерживать диету?

– Не трудно. Я уже привыкла. В парном катании требования по весу даже строже, чем в одиночном, потому что выступаешь ты не один. Любой лишний килограмм сказывается на партнёре. Так же, как и любой недостающий. Нужно найти баланс – ни больше, ни меньше, так как партнёр привык к определённому весу. Пока у меня получается.

Когда я себе позволяю что-то пожирнее или то, что я не привыкла есть, мой организм уже воспринимает это с трудом. Сладкое могу себе позволить в небольших количествах. Жёстких запретов для себя не делаю. Если это сладость без сахара, это вообще идеально. Есть мармелад без сахара, есть шоколад без сахара. Бывает, я покупаю протеиновые батончики, это очень вкусно.

– Какие продукты находятся у тебя в стоп-листе? 

– Из необычного – баранина. Мой организм не воспринимает баранину, меня от нее тошнит. И для это меня это настоящая трагедия, потому что у меня семья татарская и мы всегда празднуем Курбан-байрам. Мне приходится пересилить себя, чтобы съесть хоть кусочек.

– Наверняка на семейных праздниках много татарской выпечки. К ней отношение получше?

– Получше. Помню, как бабушка готовила бэлеш. Всегда хотелось скушать шарик из теста в центре. Могу спокойно съесть треугольник, но придётся, конечно, исключить ужин или заменить его чем-то лёгким – йогуртом или овощами.