Домой Новости Сергей Давыдов о тренировках в режиме самоизоляции, прыжках ультра-си и конкуренции в...

Сергей Давыдов о тренировках в режиме самоизоляции, прыжках ультра-си и конкуренции в спорте

144
0

Сергей Давыдов – тренер по фигурному катанию ЦСКА, в группе которого тренируются Софья Самоделкина, Елизавета Берестовская и еще порядка 35 фигуристов – рассказал о тренировках учеников в условиях карантина, и как родилась идея выкладывать видео тренировок в соцсети; объяснил, для чего необходимо изучать прыжки ультра-си и почему важна конкуренция в спорте.

«Начнем с того, что сейчас выбора особого нет, а двигаться надо, учитывая то, что на улицу выходить нельзя и так далее. Не только фигуристы, но и спортсмены других видов перешли на домашние тренировки, пытаются, насколько возможно, справиться с ситуацией, продолжают поддерживать физическую форму.

Мы не исключение, поэтому постарались придумать что-то продуктивное. У кого-то из ребят было достаточно места для занятий, кто-то «порасчищал» свои комнаты — приспособились, чтобы можно было заниматься.

Выкладывать видео – это была наша идея, чтобы дать другим открытый доступ к нашим тренировкам, потому что не только мы сидим дома, в такой ситуации много людей. Все хотят тренироваться и мы постарались помочь. Организовали в своем инстаграме двухнедельный марафон, где выкладывали подробные тренировки наших спортсменов. Подписалось довольно много людей, которые тоже стали заниматься по нашим роликам. Присылали свои видео. Мы рады, что смогли кому-то помочь. И люди рады, что тренируются не сами по себе, а по чьим-то тренировкам, под чьим-то руководством. Мне кажется, получилось здорово и хорошо.

В нашей группе порядка 35-40 спортсменов, точную цифру затрудняюсь сейчас назвать: кто-то приходит, другие заканчивают. Три группы. Изначально я планировал, что все примут участие, но мы столкнулись с проблемой. Первые съемки, поскольку все на расстоянии, проходили достаточно тяжело. На 35-40-минутный ролик уходило порядка 2-3 часов съемочного времени. Потому что видео должно было быть понятным людям, снято со всех ракурсов. А поскольку съемки осуществлялись непрофессиональными людьми, которые этим не занимались: дети делали, родители снимали, а параллельно я должен был все это видеть, поправлять, то работа оказалась трудоемкой. Первые уроки были довольно тяжелыми, но потом пошли быстрей. Мы отсняли несколько роликов с тренировками Софы Самоделкиной и Лизы Берестовской, чтобы это было не так долго, интересно и с пользой.

В принципе, тренировался тот, кто хотел, потому что в связи с нынешней ситуацией дети ушли в отпуск. Мы передвинули отдых, который обычно проходит в мае, на этот период, чтобы у ребят был спокойный полноценный режим, чтобы никого не дергать. И спортсмены сами принимали решение — тренироваться или не тренироваться. Но оказалось, что тренировались все, потому что сидеть дома скучно, а так делом заняты. Сейчас ведь все сутками сидят дома. Ну, уроки делают, а дальше-то что…

Сейчас все в одинаковых условиях, все сидят дома. Если бы кто-то бездействовал, а другие занимались – другой вопрос. Но мы все сидим на самоизоляции – в Америке, Австралии, Европе… Может, и есть страны, где нет жесткого карантина, но вряд ли и там кто-то тренируется. Во всяком случае, я об этом не знаю.

Так что все приступят к тренировкам, когда появится такая возможность. И тут все зависит от желания каждого спортсмена. Захочет человек, значит, будет работать. Я не думаю, что большая проблема поставить все на рельсы. Да, будет трудно, потому что все привыкли к режиму, привыкли к четкому расписанию, когда все рассчитано, распланировано. Но ситуация, к сожалению, сейчас такая, какая есть, все будут одинаково из нее выбираться. Мы тоже.

У каждого спортсмена все по-разному. Кто-то очень быстро втягивается, кому-то нужно больше времени. Наверное, долгий перерыв отразится, потому что сложные элементы требуют большого объема работы. И если надо будет форсировать события, выходить и бегом, бегом все готовить, мы, конечно, столкнемся с трудностями. Это точно. Да и не только мы.

Но опять же, все зависит от желания. Если есть желание, мне кажется, можно сделать все. Вот мы сейчас тренируемся, готовим «базу» под ультра-си на полу. Другой возможности у нас нет. Мы стараемся вот так выходить, чтобы сохранить наработанное, чтобы, когда мы выйдем на лед, быть подготовленными к тому, что надо быстро все делать.

Мое мнение, спорт нам диктует условия, что делать. Это первое. Во-вторых, четверные, конечно, большая нагрузка на детский организм. Этого нельзя отрицать. Безусловно, детей стараешься беречь, не выжимать полностью, но реалии спорта диктуют свои правила. Кто-то сделал, прыгнул, планка автоматически повысилась, и выбора у нас нет. Нам приходится в это ввязываться, если мы хотим выигрывать. Соответственно, мы и ввязались. То, что у кого-то получается, у кого-то нет — другой вопрос. Но теперь это неотъемлемая часть спорта. Может быть, к сожалению, для детского здоровья, к счастью, для людей, которые смотрят фигурное катание. Но таков спорт. Если грамотно ко всему подходить, грамотно тренироваться, делать профилактику, можно и без травм обойтись. Хотя, как ни крути, это все равно повышенный травматизм.

По поводу пятерного прыжка на удочке Максима Белявского я много говорил после того, как поднялась вся шумиха. Честно говоря, мы не ожидали, что это вызовет такой резонанс. Пятерной на удочке — это была часть нашей работы на льду. Мы работали, делали. Четверной получался стабильно, хорошо. И без удочки. Возникла идея попробовать пятерной, и мы попробовали. Выложили в нашем инстаграме. В нашем! Как обозрение, как часть работы, что мы двигаемся вперед. Не более того. А тут такой ажиотаж…

Что касается исполнения пятерного на льду? Когда-то такие же вопросы задавали о четверных, которые еще никто не прыгал, а потом запрыгали. Теперь маленькие дети исполняют четверные, хотя раньше всегда говорили, что для этого нужны мощь и сила, поясняя, почему мужчины это делают, а женщины нет, что проблема в этом…То же когда-нибудь будет и с пятерными. Это следующая ступень в фигурном катании. Найдется тот, кто сделает. Ханю же делает аксель в 4,5 оборота. Я сам это видел. Так что это вопрос работы и целей, которые ставишь перед собой.

Все ведущие фигуристы нашей группы на виду, поэтому нет необходимости делать подробный анализ выступлений по сезону. Если говорить о Вике Васильевой, то, думаю, все прекрасно понимают, спортсменка вошла в непростой период взросления, через который проходят все девочки. Это проблемы роста, не более того, не физические травмы. Просто человек растет, у него возникают сопутствующие сложности, то с одним, то с другим. Это надо пережить, потерпеть. Стараемся с этим справляться.

Софа Самоделкина и Лиза Берестовская шагнули вперед, к элементам ультра-си. Лиза с четверным, Софа с тройным акселем. Сначала аксель не очень хорошо получался, но до карантина мы его поставили, если можно так сказать, на хороший поток. То же самое у Лизы с четверным. Правда, Лизе не всегда удавалось сделать чисто прыжок на соревнованиях. Тройной аксель мы с ней брали и учили тоже. Просто в нынешней ситуации вышло так, что надо было уделять внимание одному элементу, если хочешь его выучить. Так поступили и с Софой. Взяли аксель и решили, будем делать его. Посмотрели по подводке, что лучше получалось, что легче идет. Такой же путь выбрали с Лизой. Учили четверной тулуп, потому что сложные прыжки требуют огромного объема работы и очень много времени. Готовишь элемент, учишь, и надо оторваться от этого, вернуться к спортивной практике, вернуться к прокатам программ. Поэтому и учат сложные элементы в конце сезона. На них «садятся» и плотно-плотно занимаются только этим. Если так не учить элемент, то в сезоне это делать проблематично, потому что надо выпадать из спортивного ритма, заниматься обучением. Думаю, и другие поступают так.

Мы можем обучать детей, говорить, что надо, что должны хотеть, желать, стремиться… Но желание освоить новые сложные элементы – либо есть, либо его нет. И с этим трудно что-то поделать. Да, эти девочки очень заряжены, хотят побеждать, хотят быть лучше всех, они понимают, что могут это делать, за что им честь и хвала.

У нас есть хорошие маленькие мальчики: Лев Лазарев, Никита Малютин… В этом году они хорошо выступили на первенстве России своего возраста. Лев вторым был. Хорошие ребята. Растут…

Девочки есть способные. Время покажет. Будем растить. Работаем. Потому что группа должны быть «многоступенчатой» как лестница. Подрастают одни, за ними тянутся другие. Потом молодые толкают вперед более опытных, создавая конкуренцию. Так и должно быть. Мы занимаемся с ребятами с нуля, набираем в группу, обучаем и потом двигаемся с ними дальше.

Мне самому трудно говорить про себя. Работаем, как умеем. То, что я знаю, стараюсь передать ученикам. Учим детей, сами учимся. Пробуем. Наш стиль работы – работать.

Алексей Николаевич Мишин прав абсолютно по поводу тренировок в группе. Чем выше конкуренция, тем выше результаты. Чем выше конкуренция в группе, тем выше результаты в группе. Чем выше конкуренция в стране, тем выше результаты спортсменов этой страны.

Конечно, не все спортсмены выдерживают эту конкуренцию. Но сильные спортсмены должны держать удар в любой ситуации, на то они и сильные спортсмены. Мы учим одному – быть первым, быть сильней, и все повернется к тебе лицом. Проигрываешь — выходи на лед, доказывай, что сильнее. Все очень просто.

Надо уметь терпеть. Если родился и вырос в такой стране, где огромная конкуренция, и ты в этом варишься, то нужно это понимать и принимать. Не будет тебя, появится другой человек, который сможет эту конкуренцию выдержать. Вот и все. Ты не один – сошел с дистанции, следом бегут другие. Об этом надо знать. Об этом мы говорим спортсменам, и это подстегивает и не позволяет расслабляться. Тем более, что у нас отличная команда. Это тренер Александра Кравцова, хореограф Виктория Бондаренко, Сергей Вербилло занимается скольжением, Женя Артемов, с которым мы катались, помогает с удочкой. Все отличные специалисты.

Летнюю тренировку планировали провести у себя, в ЦСКА. Мы вообще мало куда выезжаем. В этом году планировали отдохнуть, распустить детей, после чего вернуться и начать тренировки дома. Но сейчас все сместилось по срокам.

Главное, чтобы были условия для работы. И какая разница, где тренироваться, за границей или дома. Все же прекрасно понимают, если по-настоящему работать, то никакая «заграница» не нужна, потому что каждое утро приходишь на каток — ОФП, хореография, лед, подкачка, растяжка… Весь день проводишь на катке и на другое времени не остается, ничего не видишь. В перерывах дети подтягивают уроки. И хотя летом уроков нет, но я знаю, многие учатся наперед.

Ну и потом поездка за границу затратна. А мы же не можем взять нескольких спортсменов и уехать, а остальные останутся, потому что не смогут заплатить. Поэтому будем работать дома. Главное, чтобы у спортсменов было желание работать», — сказал Давыдов.