Домой Новости Марк Кондратюк: мысль о возможности выступить на мире есть, но надо просто...

Марк Кондратюк: мысль о возможности выступить на мире есть, но надо просто работать и хорошо кататься в финале Кубка России – а там как пойдет

121
0

Бронзовый призер чемпионата России 2021 года в мужском одиночном катании Марк Кондратюк рассказал о выступлении в Челябинске и на Кубке Первого канала в Москве, а также о том, как выучил четверные прыжки и как почти не катался два года.

О выступлении на чемпионате России

Эмоций было очень много, и они были очень разные. Радость, слезы, облегчение – все вместе: у меня такого никогда не было. А насчет сюрприза – я по-прежнему сам шокирован тем, что все закончилось именно так.

О выступлении на Кубке Первого канала

Пожалуй, прокат произвольной программы и по набору элементов, и по баллам лучший в моей карьере. Не скажу, что сразу это осознал – увидел, что набрал больше, чем Миша Коляда. Выступление на чемпионате России добавило уверенности, и на командном турнире настраивался на прокат как обычно, как на важный рабочий старт, а не как на шоу-программу. Было волнительно, и я старался сосредоточиться на своем выступлении, думал о нем.

Мысль о возможности выступить на мире есть, но надо просто работать и хорошо кататься в финале Кубка России (Финал Кубка России пройдет в Москве 27 февраля – 2 марта). А там как пойдет.

Об отмене Гран-при среди юниоров

Безусловно, когда узнал, то немного расстроился, потому что хотелось там выступить. Но на следующий день просто вышел на лед и понял, что у меня впереди есть еще старты, поэтому горевать нечего, надо просто работать и идти дальше. Это же не то, что зависит от меня. Отменили Гран-при — значит, поеду на этапы Кубка России или еще куда-то.

Начало сезона вышло достаточно успешным, я неплохо откатался на юниорских прокатах (в августе). Думаю, что если бы юниорские этапы Гран-при были, то я бы на них поехал. А потом было первенство Москвы, где я стал вторым, проиграл только Артему Ковалеву. Хотя, в принципе, для себя я откатал хорошо. Ну а потом было немного неудачное выступление на этапе Кубка России в Москве. В Казани (на этапе Кубка России) было так, средне.

Думаю, что перед этапом в Москве был готов достаточно хорошо. В короткой не все получилось, но я первый раз катал программу с двумя четверными – один не получился, но, в принципе, для первого раза это нормально. А на произвольной я просто очень сильно начал нервничать, и, можно сказать, что у меня ноги просто встали с самого начала программы. Когда начал ехать, понял, что все будет плохо, хотя пытался как-то бороться, что-то делать. Но не получилось.

Потом как-то пережил, успокоился и начал работать заново. В Казани было получше. То есть не фантастически, конечно, но нормально. Дальше я съездил на старты в Белгород и Тольятти. Мне нужно было выполнить мастера спорта, а для этого надо было там чисто откататься и попасть в тройку. И там как раз все получилось.

О четверных прыжках

Выучил прыжки летом. Когда начался карантин, я думал, что будет очень тяжело потом восстановиться. Но на самом деле все получилось как-то без трудностей. То есть я в первый же день, на первой тренировке собрал тройной аксель. Думал, что буду неделю-две восстанавливать тройные, а оказалось все как-то проще. И я начал пытаться прыгать четверной. И вот несколько дней падал, а мне говорили, что я могу его выехать. Ну и в какой-то день я просто случайно его выехал. Первым был тулуп, спустя несколько дней сальхов. И еще спустя несколько дней риттбергер. На стартах пока не готов его показывать, но на тренировке делал.

О периоде самоизоляции во время пандемии

Безусловно, на карантине мы не лежали на диване. По-моему, у нас была неделя без тренировок, самая первая, когда было еще непонятно, что будет дальше. Сначала же сказали, что нас только на две недели закрывают, ну и решили, что как бы отдохнем. Но даже в эту первую неделю мы ходили с Артуром Даниеляном и другими ребятами в парк бегать. То есть мы час бегали, потом прыгали. Занимались и ОФП, и прыжками, и хореографией, и подкачкой. По сути это был полноценный тренировочный процесс, но безо льда. И, может быть, да, как-то что-то в голове поменялось. Мне показалось, летом после карантина я стал как-то увереннее даже заходить на прыжки. Я как будто забыл, что я боялся их прыгать. В спортивном плане карантин, наверное, повлиял положительно.

О программах этого сезона

Короткую поставили еще до карантина, недели за две. А произвольную начали ставить – и все, в тот же день нас закрыли. То есть поставили ее где-то наполовину, но я, естественно, за карантин все забыл. И когда приехал после сборов в Кисловодске, мне ее заново ставили. Поставил и ту, и другую программы Никита Михайлов.

Необычные версии «Summertime» и «Лебединое Озеро». Обе предложил тоже Никита Михайлов. Для короткой у нас в принципе был, наверно, один вариант – он сразу очень понравился. А для произвольной был, кажется, еще фрагмент из «Щелкунчика». Но я понял, что мне очень нравится этот вариант «Лебединого озера» – обе ее части. Первая – настоящая классика, это все же гениальное произведение. А вторая часть очень сильная. Не знаю, как для остальных, но когда я ее слышу, прямо чувствую в ней энергетику. И, наверное, мне это помогает не затухать в конце программы, а стараться соответствовать музыке.

И если в произвольной у меня все-таки такой строгий образ, моментами даже тяжелый, то короткая, в ней такая легкая заводная музыка. «Summertime» тоже по сути классика, но я катаю ее в иной обработке. Мне особенно нравится, что во второй половине есть развитие, музыка ускоряется, развивается.

О себе

Наверное, я такой веселый человек, но иногда бывают и грустные моменты. Но преимущественно нет, я считаю, что я веселый человек, наверно, даже оптимист.

О том, как попал в фигурное катание

Меня поставила на коньки мама. Сначала это был просто каток в каком-то торговом центре в Москве. В два года меня поставили на коньки, и не помню, сколько водили – может, пару месяцев, может, пару раз. И затем мама решила отдать меня в профессиональную группу. Мне было два с половиной года. Меня изначально не хотели брать, потому что я был очень маленький, там в основном дети были трех с половиной, четырех лет. Нам сказали: «Через год возвращайтесь». Но мама как-то уговорила тренера, и меня взяли.

Начал я на «Москвиче», до десяти лет занимался там и потом перешел к Светлане Владимировне Соколовской.

В семье у меня фигурным катанием никто не занимался и не занимается. В принципе, у меня только дедушка – мастер спорта по лыжам, он марафонец. А так больше никого, как-то связанного с профессиональным спортом, нет.

О пропуске 2 сезонов

Когда мне было около тринадцати лет, у меня начали сильно болеть колени, болезнь Шляттера. Такая проблема у многих мальчиков. И по сути два сезона я пропустил. Один полностью – вообще даже не катался. А второй – ну, так, что-то пробовал совсем потихоньку. Поэтому я сначала был, потом меня не было, и вот сейчас я потихоньку возвращаюсь.

Меня тогда поддерживали. И тренеры, и родители, и врачи ЦСКА – все, в принципе. То есть говорили, что это временно. Да, это больно, но это нужно перетерпеть, вылечить и продолжить работу.

Я точно приходил в ЦСКА, делал физиотерапию, лечился, а вот насчет тренировок – честно, я не помню. Наверно, да, чем-то я занимался, какие-то занятия по ОФП у меня были. Несколько месяцев я вообще не был связан со спортом, начал ходить по книжным магазинам, читать. То есть вообще у меня жизнь чуть-чуть как бы другая стала. И когда я начал восстанавливаться, помню момент, когда падал с двойного тулупа, не мог его сделать, потому что забыл, хотя несколько месяцев назад прыгал тройные прыжки.

В тот период были мысли бросить. Я думал, если мне так больно, то я не смогу, наверное. Но мне казалось, что глупо заканчивать, потому что мне говорили, что это временно, пройдет. Я просто решил, что буду ждать, как-то лечиться, а там как пойдет. Получится – получится, не получится – ну, к сожалению, так. Ну и начало проходить. И я постепенно начал тренироваться – в общем, как-то пережил это.

Об учебе

Учусь в одиннадцатом классе, последнем. Весной закончу школу и буду поступать в институт. Пока у меня есть немного времени подумать, куда. Возможно, пойду на спортивный менеджмент, но еще не уверен.

Учусь на 4, на 5. Наверное, учителя ко мне лояльно относятся, но на 4 я знаю. Мне очень нравятся история, география – вот что-то такое про страны, про их историю. Языки не очень люблю, тяжело идут.

О дружбе со спортсменами

Дружить с другими спортсменами для мена нормально. Безусловно, мы соперники, но на льду. А вне льда у нас нет каких-то конфликтов, я лично со всеми стараюсь хорошо общаться. Артур Даниелян, Саша Самарин, Макар Игнатов, Дима Алиев, Артем Ковалев, Женя Семененко, Илья Яблоков.

О кумирах

Наверно, это Юдзуру Ханю и Саша Самарин. Юдзуру, потому что он — гений фигурного катания. Там все – прыжки, катание, музыкальность программы. Ну а Саша, потому что я его вижу каждый день, и, как минимум, меня поражает его работоспособность, то, что он, несмотря на трудности, не останавливается. У него же со спиной были какие-то проблемы. То есть он всегда преодолевает себя. Я хотел бы в этом плане быть таким же.

О женском одиночном катании

У нас в России сейчас уровень женского катания просто высочайший. Объективно вот всех можно смотреть, и все катаются либо на высоком, либо на высочайшем уровне. И прямо выбрать кого-то сложно.

Я думаю, внимание к одиночницам связано с тем, что мальчиков, которые прыгают четверные, много, и они были и раньше. А такой уровень именно в женском катании появился где-то три года назад – совсем недавно. Саша Трусова, Аня Щербакова, и потом все начали постепенно. И еще, мне кажется, это цикличный момент. То есть лет двадцать назад мужское одиночное катание было супер популярным у нас – когда был Алексей Ягудин, Плющенко. А женское было объективно более слабым и, следовательно, не столь популярным. А сейчас вот так. Значит, скоро мужское катание снова будет очень популярно, наверное.