Домой Новости Мария Казакова и Георгий Ревия: Хотим быть парой, которая запоминается новаторством

Мария Казакова и Георгий Ревия: Хотим быть парой, которая запоминается новаторством

100
0

Грузинская танцевальная пара Мария Казакова и Георгий Ревия — победители финала юниорского Гран-при 2019-2020 и серебряные призёры юниорского чемпионата мира 2020. Фигуристы рассказали, как образовалась их пара, о выступлениях и программах прошлого сезона, а также о целях в спорте и планах на будущее.

«Еще когда я катался в группе Алексея Юрьевича Горшкова, — пояснил Георгий Ревия, — президент Федерации фигурного катания Грузии Мариам Гиоргобиани предложила мне перейти в их сборную. Все-таки у меня грузинские корни. Я очень хочу кататься, и не так важно, за какую страну. Поэтому решение было легким и быстрым. Я как раз перешел в группу Дениса Эдуардовича Самохина. Уходя из Одинцово с предыдущей партнершей, мы пробовали сначала в другую группу. Не получилось. Затем Денис Эдуардович одобрил нас после первого же просмотра. Мы с Евой сразу сказали, что планируем выступать за Грузию. Быстро связались с федерацией, оформили документы. Я хотел кататься, а не пропускать сезон. За месяц получил гражданство и первый сезон откатался под новым флагом с Евой Хачатурян. У нашей пары не очень удачно получилось, мы расстались, и она завершила карьеру. Вскоре я узнал, что Маша тоже свободна. Мы встали в пару, и сейчас оба граждане Грузии».

«Я раньше каталась в Сокольниках у Рублевой и Шефера, — дополнила историю образования танцевальной пары Мария Казакова. — Они тоже довольно молодые по возрасту тренеры. Поэтому предыдущие ученики новых для меня наставников не были критерием. Была задача прийти к партнеру и попробоваться. Я это сделала, и вот задержалась».

«Мне кажется, в Грузии пока что хороших условий для профессионального уровня нет, — отметил Георгий Ревия. — Есть навесной каток в Батуми, в виде купола, но там очень жарко. Это даже не здание, а шатер. Не такой, как на ЧЕ в Граце. Там все нормально было. Сейчас еще что-то строят. Думаю, лет через пять в Грузии появится возможность растить фигуристов с детства. И успокоятся, наконец, люди, которые часто подкалывают: мол, «ты за Россию», «тебя украли, переманили». Увы, порой сталкивался с подобными выпадами. А я не считаю предательством, что начинал карьеру за Россию. Если федерация страны по какой-то причине не может помочь спортсмену, то почему он должен останавливаться? У спортсмена жизнь одна, а молодость быстро пролетает. Если есть лучшая возможность, почему нет?

Сейчас у нас собирается большая отличная команда, выступающая за Грузию: Морис Квителашвили, Ираклий Майсурадзе, Ника Егадзе, Алина Урушадзе, Лука Берулава с Алиной Бутаевой. Вместе мы сила!

У нас пока ни разу не получилось выступить на чемпионате Грузии по фигурному катанию. Даты приходились на канун важных стартов. Знаем, что еще Ираклий ездил выступать, турнир больше похож на контрольные прокаты. Нам проще, потому что мы одни танцоры, соревноваться все равно не с кем. Конечно же, для своего имиджа, если бы мы на сегодняшний день имели титул трехкратных чемпионов Грузии, это звучало бы солидно. А выходит, мы победители финала Гран-при, но не чемпионы Грузии.

Грузинская федерация абсолютно все оплачивает, снимает нам жилье рядом с катком. Плюс зарплата. У нашего спорта нет ни рекламы, ни спонсоров. Все идет из бюджета страны. Но в первый сезон, когда мы только начинали и еще не успели проявить себя, очень помогала лично Мариам Гиоргобиани.

В грузинской федерации фигурного катания все держится на президенте — Мариам Гиоргобиани, нашей прелестной женщине. Она костяк команды — человек, который очень любит своих спортсменов и всегда за них горой. Ни разу от нее я не слышал критики, если что не получалось. Мариам ездит на все соревнования, где мы участвуем, и очень волнуется за каждого. Порой это даже забавно. У меня перед прокатом нет мандража: могу выйти к бортику за минуту до разминки. Обычно все так и происходит. Просто не вижу повода для волнений. Зачем? Мы это делаем на тренировках каждый день. Ну собрался народ, и что? Все давно стоят — Маша, тренеры, президент федерации, из мужской раздевалки ребята вышли…»

«И мы все ждем Гошу, — продолжила Мария Казакова. — Ему вечно надо причесаться, шнурки перевязать, кофту поправить. Остается секунд тридцать до выхода на лед, а он: «Я успею!». Находит свободный стул и расшнуровывает коньки. Я говорю: «Гоша, уже все у бортика стоят». А он: «Да-да-да!». Максимально расслабленно подходит к делу. Я тоже перестала сильно волноваться. Гоша показал мне пример расслабленности, и я увидела, что так тоже можно. Ну ок!»

«Маша сильно боялась выступать в наш первый сезон, — пояснил Георгий. — Может, она не особо показывала, но это хорошо чувствуется в паре. И я таким трюком — рядом есть спокойный, уверенный человек — ее перестроил».

В прошедшем сезоне Мария и Георгий совмещали выступления как на взрослых, так и на юниорских стартах, несмотря на различие в правилах, применяемых к длительности постановок и количеству элементов.

«В произвольной «взрыва головы» не было. На взрослых стартах добавлялось два элемента, и мы их переставляли внутри программы. Запомнить было легко, ибо перестановки логичны. Вопрос только в физике. А в ритм-танце все гораздо сложнее. У нас из юниорского танца сохранилось только начало и твиззлы. Все остальное новое, даже музыка на медленной части в середине другая. Но мы перестраивались. Хоть выступали и там, и там — мы понимали, что по юниорам надо сейчас больше бороться».

«На взрослом уровне пары более уважительно относятся друг к другу, — отметила Мария. — Атмосфера проще и легче, это чувствуется».

«Я бы даже так сказал: на взрослом уровне пары соревнуются, а на юниорском грызутся, — пошутил Георгий. — Мы обратили внимание еще на финале Гран-при, где собрались шесть топовых пар мира. Они все кушали за одним столом, общались хорошо, разминались вместе. И наши русские, и ребята из группы Дюбрей-Лозон очень доброжелательны. Когда мы приехали на чемпионат Европы, ожидали пренебрежительного к себе отношения со стороны старших — мол, новички-юниоры приехали, о чем с ними разговаривать? Но такого отношения не было. А в юниорах есть ребята, которые если выигрывают или просто находятся выше кого-то… они по-другому общаются или просто даже не смотрят в сторону соперников».

«Чего нам не хватило для победы на юниорском чемпионате мира? Баллов не хватило: мы потеряли два уровня на вращении, — ответили серебрянные призёры ЮЧМ 2020. — Не взяли одну фазу и из-за этого упустили золото. Ведь по баллам за компоненты мы лидировали в обеих программах. Катались бы, как на финале Гран-при, — вполне могли выиграть. Там был лучший прокат сезона. Нас подстегнуло, что после короткой программы мы были первыми, обогнали очень серьезных соперников. Но в спину дышали две копейки, и мы понимали: либо сегодня, либо никогда. Последний сезон по юниорам!»

Также фигуристы рассказали, как пришла идея добавлять акробатические элементы в программы, о сюжете произвольного танца прошлого сезона и народных мотивах в показательном номере.

«Все было ночью на катке в Санкт-Петербурге, мы специально ради этого приезжали к Елене Соколовой. Мы как будто цирк устроили, всякие акробатические элементы пробовали. Раз, и в три часа ночи вдруг идея: а почему бы не перебросить Машу через себя в начале программы? Можно, коль силы пока есть. Что-то вначале не получалось, потом отработали. И вот у нас готова своя фишка. Видимо, мы просто поймали нужную дорожку и пошли по ней. Колесо с опорой на одну руку в дорожке шагов предложила Елена — просто показала пример на видео. Она же раньше очень много ездила по шоу, в ледовом театре выступала, столько креатива повидала! У нее очень серьезный багаж в плане трюков на льду. И вот Елена решила на нас испробовать. Мы подопытные грузинские кролики!

Сюжет постановки?  В первой позе мы стоим закрытые — якобы в смирительных рубашках. Мы психи, и у нас конфликт интересов: лежим в одной палате связанные и ненавидим друг друга. Но мы хотим выбраться из дурдома, а по одному не получится. И тогда мы приходим к компромиссу: объединяем усилия, чтобы бежать вместе. В итоге мы справляемся, и в конце оба свободны от своих страхов».

«Грузинский танец в качестве показательного номера ставил танцор из грузинского ансамбля, мы вышли на него через маминых знакомых, — сказал Георгий. — Он помог изучить национальные движения, хотя я считаю, мы их неидеально исполнили. Мало времени было на совместную работу. Что интересно: мы ставили танец еще к прошлогоднему сезону, но нигде не попали в пятерку и, соответственно, не участвовали в показательных шоу. Перед финалом Гран-при 2019 года вообще не вспоминали о танце — готовились исключительно к турниру. А когда поняли, что надо выступать, то «ой-ой!». Мы костюмы всегда берем с собой на всякий случай, и вот они пригодились. Мне мама и президент федерации изначально сказали: «Гоша, надо грузинский танец! Лучше от вас ничего не зайдет». И реально, очень символично получилось. Можно ли исполнить подобную короткую программу, если будет тема танцев народов мира? Вообще, мне этот танец нравится. Хочу его отточить, добавить трюки, и все получится».

Мария Казакова, в свою очередь, поделилась планами на сезон.

«1 июля, когда мы наконец-то вышли на лед в Балашихе, Гоша на первой же тренировке получил травму колена. Он выпал из работы на два месяца, поэтому все отложилось. Мы поставили произвольный танец, а ритмический пока под вопросом. Нет целостной картины, все сыро. Но однозначно можем сказать, что переходим на взрослый уровень и будем выступать на международных стартах. Сейчас ищем челленджеры, и хочется на этапы Кубка России, если нас допустят».

«Кто лидер в нашей паре? Даже не знаю… Наверное, все-таки я, — порассуждал Георгий Ревия. — Даже точно я! Особенно когда доходит до выбора чего-то. Например, стоим в магазине и думаем, взять ли печенье с арахисом или из темного шоколада. Маша полчаса размышлять может, а я лучше знаю, чего хочу, и умею быстро принимать решения. Зато Маша более ответственная. У меня еще детство играет, хоть и старше партнерши на два года. Наверное, не нагулялся в детстве.»

«Главное, что мы хотим привнести своим катанием в этот вид спорта, — выделяться. Быть той парой, которая постоянно на слуху и запоминается новаторством, — отметили фигуристы. — Чтобы нас ждали и любили, а мы оставляли послевкусие. Конечно, хочется отобраться на Олимпийские Игры. Главное — наше общее желание, здоровье и путь в одном направлении. А что касается оргмоментов, то федерация у нас еще ого-го какая! С ней можно пробиться куда угодно.

Планируем ли мы в будущем выступать в ледовых шоу? Как мы любим говорить, а почему бы и нет? В наш первый совместный сезон мы участвовали в ледовом спектакле «Руслан и Людмила», который поставили Татьяна Навка и Петр Чернышов. Танцевали в кордебалете. Этот маленький опыт помог нам скататься. А для будущего — идея отличная!»

«Я планирую заниматься бизнесом, изучаю менеджмент организации, — поделился планами на будущее Георгий. — Хочу построить свою школу в Грузии и сделать так, чтобы маленькие дети изначально приходили туда тренироваться».

Мария Казакова, поступившая этим летом на балетмейстерский факультет в ГИТИС, также рассказала о своей учёбе.

«Я очень люблю учиться. Сейчас я еще на втором курсе на тренерском факультете в другом вузе, — отметила Мария. — ГИТИС — более творческий вуз, и я жду много вдохновляющих знаний. Основная учеба идет дистанционно, и я надеюсь, сессии не будут сильно совпадать с расписанием турниров. Возможно, перейду на индивидуальный план. Вообще в моей женской голове все давно выстроено. Гоша будет менеджером, а я — хорошим тренером и балетмейстером. Если все сложится, почему бы не переехать в Грузию? Будет круто работать вместе!»