Домой Новости Федор Климов: в парном катании мы уже близки к тому, чтобы исчерпать...

Федор Климов: в парном катании мы уже близки к тому, чтобы исчерпать возможность вызывать эффект восхищения у болельщиков — надо двигаться дальше

149
0

Олимпийский чемпион в командных соревнованиях, серебряный призер Олимпийских игр 2014 в парном катании, член Технического комитета ISU и тренер Федор Климов рассказал о своих учениках, деятельности, идеях и нюансах жизни в Сочи.

О тренерской деятельности

В 2018 году, после завершения карьеры, я впервые поехал в начале мая на семинар ISU как консультант-тренер. А летом уже начал полноценно тренировать.

У меня была пара, девочка каталась за Москву, мальчик – за Сочи. Соответственно, к Сочи был приписан и я. Это продолжалось где-то год или два. А весной прошлого года, когда в группе произошли перестановки, образовались несколько новых пар. И одну из них – а именно Акопову и Рахманина – уже полностью прикрепили к Сочи. А я стал их тренером. Так образовалась уже небольшая группа. Потом мы пережили карантин, и когда катки стали открываться, возник такой момент, что в Москве спортсмены из других регионов тренироваться не могли. Поэтому мы поехали в Сочи на сборы. Раз приехали, два… А когда стартовал сезон, и мы начали выступать в соревнованиях, у меня возникла мысль переехать с фигуристами в Сочи на постоянной основе. Условия здесь хорошие, школа идет навстречу, во многом помогает. А еще важно то, что ребята здесь несколько отрываются от насиженных мест, становятся более самостоятельными, дисциплинированными. И чуть-чуть голодными до результатов. Подошел с этой идеей к Нине Михайловне Мозер, поговорили, она одобрила.

ЦОП Краснодарского края развивает все дисциплины фигурного катания, помимо групп одиночного катания всех возрастов, есть и парное катание, и танцы на льду, и синхронное катание. Работает хорошая команда тренеров, довольно дружная. Помогаем друг другу. Так, Алексей Евгеньевич Урманов проводит занятия по прыжкам для наших фигуристов, приходит хореограф танцевальной группы. Мы чем можем тоже помогаем. В общем, после Олимпиады фигурное катание удалось здесь начать развивать, хотя, уверен, это было очень непросто.

В Сочи мы c командой стараемся построить свою систему. Не знаю, получится или нет, но я в том числе и с такой целью переезжал в Сочи. Это для меня вызов. C Ниной Михайловной мы, по возможности, друг другу помогаем. В группе у нас Дмитрий Савин – старший тренер, приехал из Москвы. Станислав Евдокимов приехал из Перми. Кстати, он в одной группе с Максимом Траньковым когда-то тренировался. Сейчас он в Сочи, мы привлекли его к работе в группе. Он плотно работает с парой Мария Чернышова/Михаил Домнин, ребятами, которые приехали к нам летом практически первыми после того, как мы решили развить секцию парного катания в Сочи.

Ребята Карина Акопова/Никита Рахманин проделали хорошую работу перед чемпионатом, был сложный план, который я им предложил сделать, эти непростые недели они прошли. И при всех нервах, при всем давлении на чемпионате России – все-таки на таком крупном турнире они никогда не выступали – показали свой максимум на тот момент (7-е место на ЧР 2021). Начинали сезон не совсем гладко, а к чемпионату России набрали хорошую форму. Сезон практически закончился, у них хорошее настроение, работа идет интересная, нагрузки не самые большие. Потихоньку готовим их уже к следующему сезону. Придумываем и отрабатываем новые элементы, улучшаем те, что есть.

Фигуристов мы постоянно набираем. Но не все готовы ехать в Сочи. В Москву или Санкт-Петербург едут охотнее. Сюда с опаской, хотя, на мой взгляд, и условия катания, и инфраструктура, и, наконец, погода здесь очень хорошие. Но когда у наших ребят появились первые результаты, подходить и спрашивать о возможности кататься в Сочи стало больше людей. В апреле-мае к нам приедут пробоваться еще ребята, надеюсь, что останутся. Конечно, хотим набрать юниоров, готовы брать и местных фигуристов, чтобы воспитывать их с самого начала.

Я ищу, всегда в поиске. Есть какие-то вещи, которые я знаю, делаю их уверенно. Но всегда оставляю себе право в чем-то сомневаться. Мир не стоит на месте, тенденции меняются, так что непреложных истин для меня нет. То, что я понял за свой недолгий опыт тренерской работы, – всех под одну гребенку стричь нельзя. То, что работало для меня, не факт, что будет работать для другого спортсмена. Так что больше ориентируюсь на то, что передавали мне мои тренеры. Благо учителя были хорошие, и их было немало. Свой личный опыт применяю в передаче каких-то внутренних ощущений, помогаю спортсменам настраиваться, то есть это, скорее, психологические моменты. Уверен, что Тамара Николаевна Москвина не по одной схеме с 80-х годов воспитывает чемпионов. И пары ее по-разному катаются. Все люди разные, а кроме того, нельзя забывать, что меняется время. Фигурное катание меняется вместе с ним, и этому надо соответствовать.

В чем секрет тренерского успеха? Пока не знаю. А не зная, гадать как-то глупо. Думаю, что у каждого он свой, этот секрет. Надеюсь, что найду когда-нибудь. А когда найду, то не скажу, в чем он (смеется).

О деятельности в Техническом комитете ISU

История печальная. Меня приняли в техком летом 2019 года. Я успел съездить на турнир в Оберстдорф той же осенью, где была встреча, и хотя бы познакомился с коллегами, пообщался, немного понял, как это работает. И всё. Началась пандемия, следующей встречи на чемпионате мира в Монреале не было, так как турнир отменили. С тех пор заседаем только в Zoom. А это неэффективно: три часа в онлайне, на мой взгляд, примерно равны получасу живого общения. На чемпионате мира тоже встречи не было, удалось пообщаться только с теми, кто приехал судить. Дальше опять встречи в Zoom. Конгресс ISU отменили. Остается надежда на встречу в Испании весной, по крайней мере, ее еще не отменили. В основном, работа идет организационная – назначения судей, обучающие семинары, продление квалификации. Моя же роль техническая, в области парного и одиночного катания, и за эти полтора года, честно говоря, она не видна.

Об идеях и изменениях в правилах

В олимпийском сезоне никаких изменений не будет точно. Сейчас начинаю готовить предложения по изменениям, которые могут вступить в силу после Олимпиады. Их могут принять на конгрессе 2022 года.

Есть направление немного усложнить получение высшего уровня в элементах. Сейчас вес технической бригады снизился. Судьи оперируют инструментом GOE – понижают или повышают оценку, ставя элементам от «-5» до «+5», а уровни от техбригады практически всегда четвертые. По крайней мере, у ведущих спортсменов. Правила определения уровней принимались давно, поэтому намерение поработать над их изменениями с моей стороны есть. Конечно, еще надо разговаривать, чтобы понять, какую реакцию это намерение вызовет. Собираюсь провести небольшое исследование.

Стоимость прыжков, думаю, в ближайшее время менять не будут. До Олимпиады точно нет, да и дальше не похоже. По стоимости парных элементов я бы поднял вопрос. В свое время стоимость четверных элементов в парном катании намеренно снизили, чтобы пары не рисковали. У меня сейчас, как у тренера, есть стремление построить систему обучения этим четверным элементам без риска получения серьезных травм. Но при такой стоимости не вижу смысла браться за это. А мне говорят: «Покажи сначала, что можно исполнять четверные безопасно, и тогда, возможно, увеличим стоимость». Замкнутый круг получается. Так что в этом направлении мы в ближайшее время вряд ли продвинемся.

Возникновения таких скандалов, которые сейчас периодически происходят в одиночном катании, в парном точно не хотелось бы. Но хочется, чтобы парники были такими же звездами, как и одиночники, чтобы их узнавали, чтобы такие же у них были рекламные контракты, фанатские группы. Внимание к фигуристам украшает фигурное катание. Опять же, не говорю о крайностях, но, например, то, что происходило на Кубке Первого канала, та поддержка, которую демонстрировали болельщики, выглядела здорово. Это уже похоже на то, что происходит в футболе или хоккее – в хорошем смысле, еще раз подчеркну. Но в парном катании, как мне кажется, мы уже близки к тому, чтобы исчерпать возможность вызывать эффект восхищения у болельщиков. Подкрутки, выбросы, прыжки, которые мы делаем – все это зрителям уже кажется нормой. Надо двигаться дальше.

Сальто? Вообще из тех владеющих сальто фигуристов, кого я знаю, каждый хоть раз, но приземлялся неправильно. Но я против не из соображений безопасности. У меня есть несколько друзей, которые хотят сделать это отдельным видом спорта, акробатическим фигурным катанием. Если у них получится, это будет интересно, народ привлечет. Может быть, когда-нибудь и под эгиду ISU войдет. И сальто пусть они используют там. У нас же есть и свои резервы, то, что можно добавить.

Что касается разделения на техническую и артистическую программы, то скажем так: есть вопросы по этому поводу. Не думаю, что это произойдет в ближайшем будущем.

Тема повышения минимального возраста продолжает обсуждаться, и я думаю, будет поднята на конгрессе ISU 2022 года. Результат непредсказуемый, предполагаю, что будет идти политическая игра между членами ISU. Будут смотреть, кому что выгодно. Пока есть только слухи, какая точка зрения сейчас преобладает: кто — за, кто — против. К 2022 году всё может поменяться. Но я думаю, какое бы решение ни было принято, всё будет в порядке. Парному катанию повышение возраста не угрожает, для нас это несущественно.

О непубличности

Для начала, я не считаю, что тренер должен быть публичным человеком. Наша работа, по большому счету, не должна быть заметна. Ты за какие-то ниточки дергаешь, управляешь спортсменом, но программы исполняет все равно он сам. Соцсети для меня были интересны в то время, когда они были реальным отражением того, чем занимаются твои друзья, ты как бы чувствовал, что находишься с ними на связи. А сейчас они стали ненастоящими. Люди показывают «картинку», которую хотят, чтобы увидели другие. Комментировать какие-то ситуации в прессе не считаю нужным. Когда делал это, ничего хорошего не выходило, да и не гонюсь я за «хайпом». В какой-то момент понял, что я не хочу быть медийной личностью. Если бы хотел, мог бы комментировать всё подряд, но не мое это. Стараюсь в жизни делать то, что мне нравится, а остальное отсекаю. Если кто-то хочет чаще видеть мои интервью – извините, что они нечастые. Когда есть что сказать, говорю. Но комментировать любую тему не хочу.

Звали в «Ледниковый период», но я не пошел: совмещать это с тренерской работой невозможно. Видел, как совмещал «Ледниковый период» с тренерством Максим Траньков, это было очень тяжело, изнурительный график. Я выбрал тренерство. То же касается и паба — совмещать это с тренерством тоже невозможно. Надо погружаться полностью. Поэтому пока я в спорте, в серьезной тренерской работе, вряд ли этим займусь. Если друзья захотят открыть – опытом поделюсь. Но сам – выбираю тренерство.

О жизни в Сочи

Конечно, в душе я петербуржец. Когда приезжаю, понимаю, как я соскучился, как там здорово. К Москве я привык. В Сочи пока меня не отпускает ощущение, что здесь я как на сборах. Очень долгих, но сборах. Мне здесь комфортно, в выходные могу ездить кататься на горных лыжах – это одно из моих увлечений. Хорошая погода, прекрасный Олимпийский парк, есть куда сходить. Но и минусы есть, хотя, пока с ними не сталкиваешься, их не замечаешь. В целом же, признаюсь, когда я переехал из Санкт-Петербурга в Москву, первое время было непросто. Здесь, в Сочи, такого нет. Надеюсь, и не будет.

Здесь мы готовились к Играм 2014. Конечно, для меня это в памяти как сказка. Помню, как, что и где происходило. Но ощущения ностальгии нет. Абсолютно. Я считаю, что если живешь прошлым, то в нем и останешься. А у меня сейчас другая жизнь.