Домой Новости Даниил Глейхенгауз: обучая каждый день спортсменов, зная их способности, легче понять,...

Даниил Глейхенгауз: обучая каждый день спортсменов, зная их способности, легче понять, какой образ им подойдет и поможет раскрыться

188
0

Тренер и хореограф Даниил Глейхенгауз рассказал о начале работы в команде Этери Тутберидзе, объяснил, как спортсмены проходят отбор в группу, а также раскрыл особенности поиска образов и музыки для создания программ.

«Сначала с Этери Георгиевной начал работать я, а потом, уже где-то через год, когда потребовался хореограф для зала, для занятий балетом, я предложил свою маму. Этери Георгиевна посмотрела ее занятие, и всех все устроило.

Я на тот момент уже несколько лет работал тренером и хореографом на других катках, делал шоу с Ильей Авербухом. И когда Этери обратилась к Илье за помощью, сказала, что ей нужен новый человек в команду, хореограф, он посоветовал меня, дал ей мой номер, и так все началось.

Видела ли на тот момент Этери Георгиевна какие-то мои работы? Не думаю, что у нее тогда было время. Все-таки шла подготовка к Олимпиаде.

Первая программа, которую я поставил для спортсмена команды Тутберидзе, если брать знаковую, ту, что была показана на большой арене, – это короткая программа Адьяна Питкеева.

Что касается выбора музыки, образа для того или иного фигуриста, из-за того что я каждый день работаю с этими спортсменами, учу их кататься и вижу способности, мне легче понять, что им подойдет и поможет раскрыться. А дальше я стараюсь предлагать несколько вариантов музыкальных композиций. Или, если у меня есть готовые идея и образ, все подробно объясняю, показываю, и дальше начинается подготовка.

Отыскиваю образы благодаря интернету. И возможностей у меня больше, чем если бы сам ходил в театр, оперу, кино, на концерты и шоу. Благодаря интернету информацию проще осваивать. И абсолютно в разных источниках можно найти тот или иной образ. Интересная история с показательным номером Алины Загитовой, который она катала в дань памяти моей мамы. Я смотрел видео на YouTube, но тут сюжет прервала реклама, которую мы все так не любим, и в этой рекламе заиграл трек группы M83. Я его услышал, зашазамил, стал переслушивать, и так появилась идея номера о цветке и о жизни.

Один, два и даже три четверных прыжка, если грамотно разложить их в программе, не сильно влияют на смысловую нагрузку сюжета и хореографию. Но если придется ставить пять четверных и больше – здесь начнет страдать программа: потому что заходы на такие сложные прыжки требуют большей скорости, большего времени на подготовку. Из-за этого целостность номера может рушиться.

Как часто мы набираем новых спортсменов в команду? Если говорить о маленьких детях, то достаточно часто, больше 3–4 раз в год. Что касается более взрослых спортсменов – от 11 и 12 лет и до бесконечности, то в любой момент. Но обычно это происходит в конце сезона, когда спортсмены решают переходить от одного тренера к другому. Как от нас, так и к нам.

При просмотре детей 7-8-летнего возраста работает опыт и профессиональный взгляд тренера. Мы следим за фактурой спортсмена, смотрим на рост… У нас очень высокий координационный уровень. Понятно, что высоким детям будет сложно прыгать четыре оборота. На что еще смотрим? На высоту прыжка, мягкость мышц, растяжку, вращения. Тут много факторов, чтобы целиком собрать пазл. Еще нам важно понимать, можем ли мы помочь ребенку дойти до того уровня, который, на самом-то деле, от нас ждут его родители. Они ведь не приводят детей просто так на каток покататься. Каждый родитель думает, что его ребенок должен стать олимпийским чемпионом. И, чтобы потом не разочаровывать родителя, нам важно сразу понять, есть ли для этой цели данные. Очень многие думают: приведем ребенка в команду Тутберидзе, и все получится само собой.

С чем связано, что «Хрустальный» стал центром мирового женского фигурного катания? Наверное, это случилось после Олимпиады в Сочи, когда Юля Липницкая произвела настоящий фурор, и люди заинтересовались фигурным катанием. И с того момента благодаря работе тренерского штаба мы каждый год показываем результаты высшего уровня. Родители это видят, понимают, поэтому приезжают к нам на просмотры даже из других городов.

Работает ли в спорте это правило модельного бизнеса? Конечно, любому человеку, чья внешность вызывает улыбку на лице, будет проще добиться расположения к себе зрителей и судей. Мы видим это на примере художественной гимнастики. Как и в фигурном катании, там много красивых девушек, которые становятся великолепными спортсменами с технической точки зрения.

Безусловно, конкуренция в фигурном катании идет на пользу спортсменам, и поэтому у нас такое количество сильных спортсменов. В этом обычно и кроется проблема многих стран: там нет конкуренции и спортсмен, который катается на хорошем уровне, не чувствуя, что ему дышат в спину, не совершенствуется; он и без того знает, что попадет на чемпионат мира или Европы.

Все мы знаем: одно дело – заниматься спортом для здоровья, а другое – быть частью большого спорта. Но мы стараемся быть в постоянном контакте с детьми, проговаривать, обсуждать какие-то моменты. Главное – найти правильные слова, поддержать, объяснить, почему случилось то, что случилось. Важно всегда оставаться честным. Не говорить: какой ты у нас замечательный, а мир несправедливый. Нет, если что-то не вышло, у этого есть причина, что-то недоработали, надо становиться лучше, и результаты придут.

Спортивные психологи есть, но я не могу сказать, в каких школах и группах их услугами пользуются на постоянной основе. Большую часть жизни спортсмен проводит именно с тренером, и проблемы, которые испытывает, решает тоже с ним», — сказал Глейхенгауз.