Домой Новости Антон Шулепов: спортсмен растет со своими программами

Антон Шулепов: спортсмен растет со своими программами

279
0

Российский фигурист Антон Шулепов рассказал о том, как проходило возвращение на лёд после длительного перерыва, почему тренировки не превращаются для него в рутину, а также поделился мыслями по поводу сезона и своими планами.

«Сейчас форма пока что средняя – начало сезона. Со здоровьем все нормально, все успели. Вообще, интересная ситуация получилась. До карантина, после финала Кубка России, мы с тренером решили, что я буду лечить ногу. Сезон закончился, как раз время было. В течение месяца, может, полутора я ездил в больницу, мне там делали всякие примочки, физиотерапию. Потом я на лёд вышел, три дня успел покататься и все – нас закрыли на карантин.

Уже через неделю я на стену лез от безделья. Но в каком-то плане карантин пошел в плюс. Я наконец-то нормально занялся учебой, закончил семестр онлайн. Конечно, тренировки дома были. Занимался и ОФП, и хореографией в небольшой комнате и даже прыгал на этом пяточке.

Без спорта уже даже тяжело, непривычно. Месяц первый прошел, думал: вот-вот, сейчас уже все откроется. Потом еще месяц проходит, нам говорят, что буквально завтра-послезавтра катки работать начнут. И так еще целый месяц все тянулось. Три месяца пролетели в этом ожидании.

Когда мы вернулись на лёд, практически сразу начали ставить новые программы. Первые несколько тренировок были, конечно, втягивающие, а потом – постановка программ. Чем раньше их поставишь, тем больше времени накатать. А так, конечно, все спокойно и постепенно. Например, когда я полтора месяца ногу лечил и вышел на лёд, я в первый же день все прыгнул. Не на утренней тренировке правда, а на вечерней. А вот после трёх месяцев перерыва я по началу вообще не мог понять, где я нахожусь и на чем катаюсь. Очень необычные ощущения.

Кстати, не так долго пришлось восстанавливать элементы… Вот когда я после свадьбы (в апреле 2019) порвал связки и не катался где-то месяц, я вышел и не понимал, как прыгать даже двойной аксель. Было настолько страшно, что сейчас снова что-нибудь порву. Я тогда летал ужасно. А сейчас уже понимал, что да как происходит после длительного перерыва. Главное все делать спокойно, постепенно. Тренер, конечно, тоже следил, чтобы я нигде не перестарался, потому что иногда на тренировке начинаю увлекаться: и то сделать хочется, и это. Но с возрастом я в этом плане все равно поспокойнее стал.

О травме, с которой боролся в прошлом сезоне, вообще забыл. Об этом лучше не думать, не вспоминать, и тогда ничего не случится. Я же связки рвал дважды. У меня первая травма была в апреле, после свадьбы. А вторая уже в начале сезона. Когда это во второй раз случилось, одна связка была надорвана, а другая порвана. Причем не те же самые, что в первый раз, но примерно в том же месте. Я, когда упал, сразу понял, что снова что-то лопнуло. Оставалось две недели до моего первого в карьере этапа Гран-при, но было не так страшно, как в первый раз. Уже знакомы были ощущения и весь процесс восстановления.

Поменялось ли как-то отношение к тренировкам спустя три месяца без них? У меня к ним всегда хорошее отношение было. Я тренировки люблю. Не представляю, что можно делать, если не тренироваться, это же самое интересное. Без них скучно. Тут каждый день экстрим, постоянно что-то происходит. Я, кажется, даже в каком-то интервью Ягудина читал, что он тренировки любит больше соревнований. На них иногда какие-то невероятные вещи получаются. Так что нет, отношение не поменялось. Как работали, так и работаем. Долго, много…

В последнее время я еще стараюсь придумывать какие-то связки, фишечки. Интересно стало, что еще можно сделать на коньках, какие-то более творческие моменты возникают. Я вот девочке из нашей младшей группы программу поставил.

Еще когда во Владимире катался, половине группы там программы поставил. Я сначала думал, что это ерунда какая-то, что я не очень ставлю. Но мне мама всегда говорила, что у меня классно получается. Хочется уже попробовать взрослому спортсмену поставить программу. Маленькие дети еще многое не умеют, какие-то повороты в другую сторону у них не получаются. Этому всему надо сначала научить, а потом уже что-то ставить.  А со взрослым спортсменом можно реализоваться по-полной.

Мне и технику хотелось бы преподавать. Мы сейчас с Кириллом Анатольевичем (Давыденко) многие нюансы обсуждаем, он меня готовит на будущее в тренеры. Я даже не знаю, как разрываться. Мне и над прыжками работать интересно, там много своих тонкостей. И программы ставить тоже хочется.

Фигурное катание сейчас модернизуется, по старой школе уже никто не катается. Много новых упражнений, заточенных на то, чтобы прыгать с наименьшими потерями скорости и вращения. Программы становятся намного насыщеннее.

Когда ребенку новую программу ставишь, все равно стараешься какие-то сложные вещи придумывать. Ему сначала тяжело ее выкатывать. Да даже мне сейчас поставили новую произвольную – она сложнее, чем прошлогодняя. Мы совершенно другой рисунок сделали, какие-то внезапные повороты в другую сторону вставили. Захотели что-то необычное попробовать, в общем, а не по стандарту кататься. Это я к чему: спортсмен растет со своими программами. Одно дело скольжением заниматься, а другое – катать с элементами программу. Сложную. Если к концу сезона она уже становится нормальной, значит, спортсмен развивается.

Откуда у меня тяга к экспериментам с музыкой? Понимаете, у нас же всего две программы… Суммарно за 7 минут нужно показать все, что ты умеешь. По-хорошему, как мне кажется, короткую нужно ставить какую-то необычную, быструю-быструю, а произвольную – ближе к классической, чтобы показать два разных образа. Сегодня я такой, а завтра уже другой. Я и на полу люблю танцевать, много фильмов смотрел о танцах – тот же «Шаг вперед». У них, кстати, тоже часто в постановках использовался сначала, например, балет, а потом хип-хоп. Это очень интересно, когда люди миксуют несколько стилей и показывают себя с разных сторон. Классику, на самом деле, тоже надо уметь показывать. Одно дело ее взять, а другое – выкатать. Я не люблю, когда катаются отдельно от музыки, без акцентов. Это все равно что прийти на балет и выключить звук. И наоборот, очень приятно, когда человек в каждый акцент музыки попадает.

Я всегда к себе придираюсь, когда пересматриваю программы, потому что в голове по-другому это представляется. Но в последнее время, мне кажется, я стал шире кататься. Бывает, хочется выступить так, чтобы судьи плакали. Именно не зрители, а судьи. Не от того, как я плохо откатался, конечно же (смеется). А чтобы их пробрало прям – мечта у меня такая. А с другой стороны, хочется такой прокат показать, чтобы судьи встали и хлопали тому, насколько это было круто.

В детстве для меня Флоран Амодио был как учебное пособие. Я брал у него очень много каких-то фишечек, потому что уметь и кататься, и прыгать – это круто. Когда мне было лет 13, я даже баловался, какие-то нарезки делал из видео: его прыжок – мой прыжок, фрагмент его дорожки – фрагмент моей. Соединял, смотрел… А из нынешнего поколения фигуристов — это Чен. Тут можно даже ничего не комментировать (смеется). И Хавьер (Фернандес), конечно же. Я его программы часто пересматриваю, какие-то технические моменты подглядываю.

О чем думаю, когда встаю в стартовую позу? Уже, наверное, никаких мыслей. А перед выходом я говорю себе: «Парень, ты столько работал, надо просто выходить и показывать, что все было не зря». В финальной позе — зависит от того, как откатаешь (смеется). Если хорошо, то кайфуешь, в конце начинаешь выдавать элементы уже на разрыв. Я так кайфанул на Чемпионате России и на Финале Кубка России в прошлом сезоне.

Выводы после контрольных прокатов, которые проши в Санкт-Петербурге? Это, можно сказать, была проверка на стрессоустойчивость. Это не соревнования, конечно, но волнение все равно присутствовало. Три месяца не тренироваться на льду, потом за месяц все восстановить и пойти программы катать… Я понял, что нужно больше работать со связками, а не по отдельности элементы делать. С тренером обсудили, что надо больше целиковых прокатов делать. С того момента меня мучают каждый день (смеется). На самом деле, я сам себя мучаю. Тренер, наоборот, иногда останавливает, потому что понимает, что я по современным меркам уже пожилой человек.

Какие мысли по поводу нового сезона? Поживем – увидим. В этом году будут классные этапы Кубка России. Я считаю, правильно абсолютно, что все сборники будут в них участвовать. Любой старт – опыт. Да и мы, спортсмены, чаще в этом сезоне будем видеться», — рассказал Антон Шулепов.