Домой Новости Анна Щербакова: я выхожу на старт и делаю свою работу — для...

Анна Щербакова: я выхожу на старт и делаю свою работу — для меня это намного важнее, чем то, что происходит в прессе

124
0

Трёхкратная чемпионка России по фигурному катанию Анна Щербакова прокомментировала свое выступление на чемпионате России в Челябинске и рассказала, как складывалась подготовка к турниру.

«У меня уже были старты, где проявилось мое умение собираться в нужный момент. Но наверно еще ни разу не было такого, что я выступала практически без подготовки. Поэтому после проката меня переполняли эмоции, мне казалось, что я сделала что-то невозможное, и хотелось поделиться своей радостью со всеми. Сейчас я уже намного спокойнее отношусь к произошедшему, это моя жизнь и моя работа.

Думаю, что мне помог старый багаж: чем больше я тренировалась бы в таком режиме, тем хуже были бы результаты. Если не прокатывать программу целиком, то выносливости будет все меньше и меньше. Конечно, для меня удивительно, что при такой подготовке я сумела откатать произвольную. Круто, что это сейчас получилось, но в дальнейшем нужна подготовка получше.

Во время этапа Гран-При в Москве я немного отдыхала. Потом вернулась к тренировкам, которые до чемпионата страны проходили в лайт-режиме. Несколько дней подряд я каталась по одной тренировке в день, меня часто отпускали пораньше. Целиком я не катала программу, чтобы не было ухудшений.

Думаю, сыграл свою роль настрой. Я настроилась, что все это умею делать. На старте вспомнила все самое лучшее, что я могу сделать, собрала это в кучу и плюс выходила с холодной головой – никаких нервов до и во время проката.

Обычно начинаешь катать программу, и дальше все по накатанной, здесь же я не должна была отключаться: нужно было контролировать силы. В какие-то моменты прокат был не на максимум. Если придираться, то на несколько прыжков я заезжала, пропустив нужные заходы, чтобы просто доехать эту программу до конца и сделать все прыжки. Каждую секунду я контролировала себя, чтобы не накосячить по мелочи, следить за своим состоянием, дышать спокойно. Поэтому была максимальная концентрация в течение всего проката. Еще могу точно сказать, что помог соревновательный адреналин. Люди могут даже не представлять, на что они способны в стрессовой ситуации. Открываются скрытые возможности, меньше чувствуется усталость.

Я понимала все, что происходит, старалась как будто заглушать свои эмоции. Естественно, после исполнения двух четверных прыжков я была очень рада. Даже наверно после исполнения первого, потому что на тренировках получалось так, что если я делаю первый лутц, то в целом дальше программа идет хорошо. Если первый лутц не получается, то дальше можно не катать. Когда ты падаешь и поднимаешься, ты тратишь больше сил, теряешь скорость и уверенность в себе. Так что можно сказать, что первый прыжок задавал тон всей программе. Когда я сделала его, у меня появилось какое-то спокойствие. Дальше нужно было правильно настроиться на четверной флип. После того, как сделала его, конечно, появилась радость. Но нужно было ее заглушить, потому что я понимала, что мне возможно даже тяжелее будет даваться вторая половина, чем эти первые четверные. Поэтому я старалась сохранять спокойствие, не расплескивать эмоции, ехала очень сконцентрировано и возможно менее эмоционально, чем обычно я катаю. И во второй половине, особенно на дорожке, хотя сил уже не было, постаралась все равно показать эмоции и кататься на разрыв.

Рассматривался ли вариант откатать программу с одним четверным или без них? Здесь такой момент, что в этом состоянии мне тяжелее катать именно функционально, четверные же прыжки у меня получаются. Откатать программу с тройными для меня не сильно легче, потому что при этом время программы и количество прыжков то же самое. Я не хотела в принципе убирать четверные прыжки, и не факт, что это спасло бы программу, мне не было бы легче. Поэтому особого смысла наверно в этом не было. А мысли о снятии я действительно не допускала.

Меня контролировало очень много врачей: и те, кто всегда с нами на катке, и обычные врачи следили за моим состоянием. Мне часто запрещали тренироваться в полную силу. Это вносило коррективы в подготовку, которую мы построили таким образом, чтобы не перегрузиться, по максимуму выложиться на старте. Это было сделано, чтобы избежать последствий.

У многих спортсменов было такое, что им приходилось выступать в непростых условиях и похуже, чем у меня. Поэтому не хотелось бы так заострять на этом внимание. Сейчас у меня будет отдых больше, чем обычно. Будем смотреть по состоянию: когда я полностью восстановлюсь, тогда приступим к тренировкам, чтобы избежать последствий, а также наконец-то работать уже без ограничений.

Сегодня, на следующий день после произвольной, у меня опустошение внутри, и радостных эмоций почти не осталось. Сегодня я проснулась и не сказать, что была счастлива, рада, нет, ноль эмоций. Я понимаю, что произошло, но тяжело дать оценку всему случившемуся. Думаю, должно пройти время, чтобы осознать какой был путь, как все произошло. Сейчас все закончилось, я рада, как закончилось, но не больше.

Почему после прокатов мы поменяли вторую часть произвольной программы? В первом варианте музыка была более трагичная, лиричная и не такая мощная под конец. Она мне очень нравилась, я бы очень хотела скатать ее как надо. Но получилось, что это начало сезона, программа немного не вкатана, к концу я очень уставала и не могла с нужной силой и энергетикой передать эту музыку. Это такая музыка, которую я должна была перекрыть и быть мощнее ее. В начале сезона у меня не получалось сделать это должным образом: программа к концу шла на спад, я затухала, силы кончались, и музыка затухала. Думаю, если бы мы продолжали катать этот вариант программы, то возможно к концу сезона, когда у меня было бы много сил, и программа была вкатанная, это выглядело бы лучше. Но мы решили попробовать другой вариант. В том варианте, который я катаю сейчас, музыка идет по возрастающей, к концу есть большие акценты, возрастание ритма, и это поддерживает меня, придает мне сил. Музыка возрастает и как будто тянет меня за собой, я за ней бегу. Это выглядит лучше, плюс программа сейчас уже более вкатанная. Таким образом она выглядит свежее, интереснее. Иногда на тренировке мне случайно включают старую часть программы, и я прямо чувствую, что музыка тихая, плавная, и я больше устаю во второй половине. Нынешняя музыка придает сил, меньше устаешь.

В короткой я катаю историю о потере близкого, не конкретно кого-то. У меня своя история, но я стараюсь, чтобы каждый, видя эту программу, почувствовал свои эмоции, пережил их. Думаю, каждый человек переживал потерю, эмоции от потери и может понять это состояние.

А произвольная — для меня это история преодоления. В конце такая победная музыка, и когда я катала эту программу, то в конце переполняли эмоции, катала искренне и от души, не придумывая ничего для себя. Мне это очень нравится.

Показательный номер под песню Everybody wants to rule the world («Каждый хочет править миром») символичен для этих соревнований. Мы готовили его для этапа Гран-При, сделали прямо перед ним. Потом было много проблем, и было не до него. Сейчас вспоминала его накануне показательных выступлений. Этот номер отличается от моих соревновательных программ, и я, надеюсь, смогу передать этот образ.

Что касается СМИ, мне это не мешает соревноваться, и это самое главное. Я выхожу на каждый старт и делаю свою работу. И для меня это намного важнее, чем то, что происходит в прессе», — заключила Анна Щербакова.