Домой Новости Анна Щербакова об отмене ЧМ-2020, преодолении трудностей и многом другом

Анна Щербакова об отмене ЧМ-2020, преодолении трудностей и многом другом

117
0

Двукратная чемпионка России Анна Щербакова рассказала о реакции на отмену ЧМ-2020, преодолении трудностей и многом другом.

«Мы в конце сезона, соревнований больше не будет, и программы отрабатывать смысла нет, но мебель дома я посшибала, тренируя прыжки и пытаясь размяться. В комнате особо не развернешься, но по одному прыжочку в два с половиной, три оборота получается. Правда, когда выношу ногу «в выезд», то во что-нибудь врезаюсь.

На полу с лутцем сложнее, не оттолкнешься, зато могу тройной аксель, с которым на льду у меня дела складываются похуже, чем с четверными. Хотя аксель на полу я исполняю уже очень давно, по-моему, еще с того времени, когда только учила тройные прыжки.

По новым программам ни о чем конкретном речь еще не шла, но всегда хочется попробовать что-то новое и разноплановое, что смотрелось бы воедино, необычно и круто. И обязательно раскрывать себя с новых сторон. Я показала еще далеко не всё из того, что могу.

Образ в программе всегда был для меня очень важен, и в этом сезоне моя короткая программа мне нравилась не потому, что я просто катала ее с улыбкой или с грустным выражением лица, а потому, что я именно вкладывала в нее душу. Я получала удовольствие от неё и особенно от дорожки шагов, от комплекса самих движений в ней и эмоций, которые я показывала. Они были то плавные, то резкие.

Если вспоминать все мои программы из детства, то было много разных образов: и индейца катала, и Dreamcatcher… Кстати, после нее меня заметили и часто вспоминают именно эту программу, мне она тоже очень нравилась. А «Парфюмер» в этом году — это мой первый опыт программы с такой серьезной историей. Я ни разу не катала джаз или блюз, даже не знаю, будут ли они у меня, а если будут, то сейчас или позже.

Мы ежедневно тренируемся и много чего отрабатываем. Мне приятно, что я улучшаюсь и добиваюсь прогресса, но все-таки это обязательно должно происходить. Главное, что я заметила за собой в этом сезоне, — это то, что стала более уверенной на соревнованиях. Именно это отразилось на результате, и для меня это действительно самое важное достижение сезона. За счет того, что я была более сосредоточена и уверена в себе, я смогла больше концентрироваться на программе — не только на прыжках, но и на том, что между ними.

«Ломбардия Трофи» был первым стартом сезона, с более легким набором, с бо́льшим волнением, с не очень вкатанной программой, а чемпионат России стал для меня самым удачным турниром года с самым сложным контентом, и на этом драйве — и от хороших прыжков, и от той самой уверенности — произвольная программа хорошо смотрелась. Я чувствовала, что в прокате у меня все получается и что в этот раз я смогу показать, что я тренировала. Драйв, азарт, адреналин — это то, что помогало мне между прыжками.

То золото на ЧР в Саранске я до сих пор не могу осознать. Ехала на чемпионат вообще не понимая своей цели. Перед этим у меня был очень неудачный старт в Финале Гран-при (Анна заняла пятое место из шести участниц в юниорском сегменте), и в Саранске самым главным для меня было перебороть себя, выдать максимум. И только лишь мелькала мысль: было бы неплохо попасть в сборную, а для этого нужно быть в шестерке. Короткую откатала хорошо — стала пятой. Была довольна, считала, что добилась хорошего промежуточного результата и теперь есть шанс остаться в шестерке. Мысли о том, что я могу попасть в тройку или выиграть, даже не допускала. Не было ее и после проката произвольной. То, что ко мне приближается медаль, я очень постепенно осознавала, сидя после и глядя на выступления других. «А я еще держусь», — с удивлением говорила про себя. «А я всё еще держусь», — думала, смотря на табло после очередного проката. Когда получила золотую медаль, то самым важным ощущением было действительно преодоление. Я переборола саму себя.

Вообще я не ощущала дополнительного давления от понимания, что могу выиграть. Уже после «Ломбардии Трофи» и этапов Гран-при, после технического усложнения пришло чувство, что я могу побеждать не потому, что кто-то ошибается, а потому, что все в моих руках. Я рада, что уверенность в своих силах осталась со мной до конца сезона. И рада, потому что еще год назад и раньше во мне постоянно сидело ощущение, что я кого-то догоняю, пытаюсь угнаться, но все равно отстаю. На соревнованиях у меня никогда не было полной уверенности в себе, мне казалось, что я хуже остальных. Но чемпионат России в декабре 2018 года стал переломным моментом. Что интересно, осознала я это не сразу, а проанализировала свое состояние не так давно. Я задавала себе вопросы: почему у меня были срывы, которых не должно было быть? Почему сегодня я нервничаю меньше, чем вчера?

Как раз во время неудач я говорила себе, что ведь раньше я выходила и показывала все, что умею, потому что иначе и быть не должно. А после восстановления я видела, как остальные прыгают, но сама я не могу этого сделать. И это вызывало во мне ощущение, что теперь я слабее. Много времени я потратила, чтобы избавиться от этого чувства.

Действительно были моменты радости после преодоления. Первое — это когда после травмы я вышла на лед на внутренних соревнованиях и наконец-то собрала программу чисто. Тогда я была рада. А далее у меня происходило все постепенно, не было старта, после которого я говорила: «Я это сделала!», потому что вот в нынешнем сезоне заключительного старта и не было. Весь сезон я выступала с мыслью, что пока что это только начало, а главные турниры будут потом. После окончания старта я сразу переключалась и думала о следующих тренировках и соревнованиях. Поэтому очень не хватает в этом году какой-то точки.

Если бы нам перед чемпионатом Европы сказали, что он будет последним турниром, наверное, все было бы по-другому. И подготовка была бы иной, и настрой. Но так как мы знали, что впереди еще главный старт, то у меня до сих пор нет ощущения, что сезон завершен.

Я живу конкретикой, выхожу на тренировку, исполняю элементы и не могу рассуждать, что именно это я готовлю на два года вперед. Мысли об Олимпиаде слишком глобальны, мне проще ставить себе цели и представлять, что будет, например, через месяц.

Я видела, как Камила Валиева восстанавливалась, и я понимаю, как это тяжело, и была очень рада ее победе. Скажу честно, я не ожидала, что при хорошем прокате Алисы будут такие результаты. Но Алиса допустила ошибки, и Камила справедливо выиграла. В моем случае восстановление не было быстрым, а в тот момент вообще казалось бесконечным. Три месяца вообще не каталась, а на лед вышла — и долгое время мне нельзя было прыгать. В то время меня еще не было на международных турнирах, я никуда не отбиралась, поэтому мое восстановление прошло тихо.

Я не исполняла какой-то сверхпрыжок (когда получила перелом), просто все произошло после летнего отдыха, а этот период складывается у меня всегда особенно тяжело. Программы я вкатываю довольно долго, и тренеры об этом знают. Они меня не то чтобы подгоняют, но напоминают, что работать надо максимально усердно, чтобы войти в сезон быстрее. Неслучайно на контрольных прокатах в сентябре я делала только один четверной.

Откуда грамотная речь? Мне даже ответить на это нечего, я никогда не занималась речью специально. Мой любимый предмет в школе — русский язык. Может, поэтому? Но когда я смотрю свои интервью, мне много чего не нравится. Например, в одном из них через каждое предложение могла говорить «на самом деле». Сколько можно! Если вырезать все мои «на самом деле», то можно сделать отдельное видео.

По поводу слов Алины в интервью Cosmopolitan: «Я больше никому ничего не должна». Тот момент, когда ты понимаешь, что выиграл все турниры и нет ни одного из них, где бы ты не доказывал: ты — лучший. А если у спортсмена остается какой-то старт, который ему не покорился, то это придает ощущение необходимости что-то исправить. А если ты действительно выиграл все, то, наверное, можешь сказать, что больше ты никому ничего не должен.

Нельзя сказать, что считаю свои победы. Не могу назвать их число. Но многие из них для меня очень ценны, я их помню, и внутри они у меня хранятся. Победы отражаются в памяти ценой, какой они дались, а не галочкой в тетрадке. Конечно, чемпионат России на первом месте. И в прошлом сезоне, и в этом на чемпионате страны у меня были самые удачные прокаты.

Очень спорный вопрос, сложнее ли чемпионат России чемпионата мира. В России много сильных фигуристок, а мест для отбора только три. Не попадешь — на чемпионате мира тебя не будет. Но и на мировом чемпионате есть сильнейшие спортсменки, с которыми я по ходу сезона даже не соревновалась, поэтому и сравнивать их с другими некорректно. Мне бы очень хотелось выступить на чемпионате мира, потому что для меня это будет все-таки самый значимый старт. И волнения на нем, наверное, будет больше от осознания важности.

В тот день, когда отменили чемпионат мира, у нас был выходной. Так получилось, что сезон закончился в выходной, что еще более странно. Новость о том, что его могут отменить, я увидела примерно за час до официального сообщения. Вышла она намного раньше, но увидела я ее к вечеру. У меня не было долгого момента ожидания. Я думала, что все это неправда. Ненастоящие новости. Потом я стала читать в разных источниках и стала осознавать, что сейчас действительно принимается решение. Но внутри присутствовало ощущение, что его не отменят. Я была уверена, что мы все равно поедем. На тот момент я еще не знала, насколько все серьезно. У нас в России я еще не слышала никаких случаев (заражения коронавирусом), поэтому, когда до меня дошло, что в марте никакого чемпионата не будет, я вообще не понимала, что произошло. Мне не верилось. Я посидела в таком состоянии вечером, потом пошла спать, но не могла заснуть. Всю ночь лежала и просто думала. У меня не было печали, я лежала с одной мыслью: «А как так? Я же готовилась. Я завтра должна пойти на тренировку. Прокатать программы. Отточить элементы. А скоро нам улетать в Канаду«. С утра я тоже ничего не понимала. А днем я вышла на тренировку, и у нас нет задания катать программы, мы просто прыгали на льду тем днем. И тут расстройство накатило на меня. Я пару суток ходила сама не своя. Пережила и это, сейчас меня отпустило, поняла, что ситуация реально серьезная и здоровье превыше всего.

Подготовка к «миру» была сложной. После «Европы» у меня в какой-то момент случился большой спад. Была сильная раскоординация, такого со мной, по-моему, еще не было. Мы очень много работали, чтобы восстановиться и выйти на пик формы к Монреалю. Я чувствовала, что внутри меня опять идет преодоление, но я набираю кондиции, идет улучшение, и за несколько дней до несостоявшегося отъезда я действительно вышла на пик формы. Я прыгала, у меня все получалось! Обидно в какой-то степени. Но у меня остается еще больше желания бороться в следующем сезоне. Сейчас у меня нет никакой зацикленности на том, что я что-то упустила.

На ЧЕ я, возможно, не была на пике формы из-за зимнего отдыха, но это не то, что случилось после. И хоть прокат на чемпионате Европы стал для меня тяжелым и морально, и физически, он не был плохим. Были отдельные минусы, но я собой была почти довольна — после первого каскада я собрала флип. Несмотря на то что поставили недокрут, для меня это был шаг вперед. После Граца, думаю, я буду заходить на него более уверенно. А потом мы вернулись в Москву, я стала раскатывать новые коньки. Затем, собирая программы, не поняла, что произошло… Прыжки стали идти очень трудно. Или даже не идти совсем. Тренеры безумно много со мной возились, сама я была в непонятном состоянии. Каждый день я обдумывала, что же сделала не так. Но мы преодолели все трудности. Не зря они случились. Это тоже опыт. А чемпионата мира не случилось. «Это еще не все, главное впереди», — с этой мыслью мы жили весь сезон и напоминали себе об этом после каждого старта. Даже сейчас — меня отпустило, но ощущения, что сезон закончился, нет.

Я интересуюсь всеми новостями, связанными с фигурным катанием. Я действующая спортсменка и рассуждать о том, какие правила должны быть, с моей стороны некорректно в принципе. Я соревнуюсь по правилам, которые приняты уже давно, и под нас их никто не подстраивал. Какие они есть, под такие подстраиваемся мы. Пока я не могу представить, когда наступит конец моей карьеры. Однозначно я еще не все сказала в фигурном катании. По-моему, заканчивать надо тогда, когда есть чувство, что ты сделал все, что хотел. Когда ко мне придет непонимание, зачем мне дальше идти на тренировку, тогда придет и время закончить. Иначе, зачем себя мучить, если тебе это не нравится и тебе это больше не нужно? А пока есть мотивация и здоровье позволяет, надо продолжать. Нет в фигурном катании определенного возраста, когда нужно с ним прощаться. Если можешь, катайся хоть до тридцати лет. Но в нашей стране это тяжело из-за большой конкуренции. Если ты не показываешь высокий уровень, то не можешь ездить на главные старты. В некоторых других странах легче, там ты не обязан показывать запредельный результат, ты все равно сможешь участвовать в чемпионатах Европы, мира и Олимпийских играх. Это тоже многое решает.

Если человек умеет два четверных, то у него очень сильная программа в любом случае. А если речь о тех, кто прыгает только тройные, то при наших правилах все превращается в математику. Четверной — это большая стоимость, но и большой риск ошибки. Я выучила четверные, но не скажу, что после этого их исполнение так легко дается. Если они есть у меня в программе, это не значит, что я без проблем выиграю. Чтобы прыгнуть четверной на соревнованиях, нужно тысячи раз зайти на него на тренировках и столько же раз упасть. И только потом у тебя начнет что-то получаться. Например, в прошлом году у меня было много стартов, на которых я на четверных больше теряла баллов, чем зарабатывала. В Финале Гран-при я упала с двух четверных лутцев, и в протоколе мой четверной получился в лучшем случае по цене двойного.

Мы очень много работаем над сохранением баланса произвольной программы. Когда я заезжаю на четверной, порой возникает мысль: «Да ну все эти шаги, мне бы просто разогнаться!» Но тренеры следят и вовремя делают втык. А то представьте: конец тренировки, произвольная, я иду на третий четверной. Мысль одна: «Главное — сделать. Сейчас я как разгонюсь… Пару шагов выкину». Но сигнал от тренеров не дает тебе возможности упростить действия. Четверной четверным, но на тренировках тебе нужно отработать именно сложные заходы на них, чтобы на соревнованиях у тебя и мысли не возникло убрать какие-то шаги.

16-летие? Веселая тема для разговора, учитывая, что это случилось на карантине. Огромное спасибо моей семье, что смогли устроить для меня праздник. Утром я проснулась и увидела шарики, подарки. Все меня поздравляли. Я ощутила, что у меня торжество, но я не могу сказать, что в 16 лет я почувствовала что-то особенное. «16 лет! Ты же уже взрослая!» Но у меня кардинальных перемен не случилось. Все, что я делала до этого, делаю и сейчас. Не дало мне 16-летие каких-то новых возможностей.

Родители мне доверяют, и для меня это важно. Они мне помогают, но во многих делах я становлюсь все более самостоятельной. «16 лет» и звучит более по-взрослому, и сама я стала, может быть, чуть взрослее, но по сути все осталось неизменным, потому что в это самое время я сижу дома. Мы сейчас на даче всей семьей, и еще тетя с моей двоюродной сестрой с нами. В день рождения поиграли во дворе в футбол, если можно так назвать то, чем мы занимались. Вечером тоже собрались, за настольными играми. Я еще в Instagram пошутила, что жду гостей, чтобы потом выложить фотографии всех моих животных, которых я постоянно фотографирую, и у меня скопился целый банк снимков.

Во время самоизоляции я стала снимать видео с домашними тренировками и научилась сама их монтировать. Склеивать, накладывать музыку, ускорять. Мне это стало интересно, планирую развивать это направление. Может, что-то веселое смастерю. Идеи есть. Я долго думала, может, мне не хватает своих упражнений и стоит что-то добавить, много чего смотрела, но сделала вывод, что нет никаких волшебных упражнений. Всегда хочется найти что-то особенное, что гарантирует тебе отличную форму. Но все, что можно, уже придумано, и сверхновых упражнений вряд ли найти.

Я очень люблю танцевать, потому что, танцуя, ты можешь легко менять образы, двигаться абсолютно в разных стилях. У меня в детстве был хореограф Юлия Александровна Красинская, которая проводила даже не столько танцы, сколько учила нас, чтобы каждая часть тела двигалась по отдельности. Мы вставали и разминали только корпус и так далее. Это очень важно, потому что, становясь взрослее, ты лучше чувствуешь свое тело и проще воспринимаешь различные стили. Думаю, сейчас мне это помогает.

Меня очень впечатлил хип-хоп Чена. Для фигурного катания он придумал что-то очень неожиданное и отлично это исполняет, при этом совмещает со своим сложным техническим набором. Я не ожидала, что в произвольной программе с таким контентом возможно сделать это настолько круто.

ТЩК нам совсем не нравится. А Triple A очень смешно смотрится в написании. Когда я впервые это увидела, то подумала, что пишут о тройном акселе, и не поняла, о чем речь. Не знаю, но точно не ТЩК.

Я не в «Самбо-70» учусь, а в обычной школе. Ученики долгое время считали, что я просто прогуливаю и не хожу на уроки. А после первого чемпионата России многие учителя и школьники резко узнали обо мне неожиданную для них информацию, начали писать и поздравлять. Приятно. По-моему, одна девочка спросила, действительно ли я тренируюсь у Тутберидзе. Я и в школу прибегаю быстро, сдаю задания учителям, получаю новые — и на тренировку. Времени посидеть и поболтать у меня нет особого.

Я с детства пересматривала множество программ Мао Асады и сейчас понимаю, что она очень красиво выступала, при этом очень много лет она исполняла тройной аксель в то время, когда практически никто не делал таких сложных элементов. Это меня вдохновляло. Чтобы поставить аксель на льду, требуется долгое время, и я расстроена от невозможности тренироваться в том числе потому, что сейчас очень хороший период, чтобы заняться этими тремя с половиной оборотами. Я в хорошей форме, стартов нет, конец сезона. Шансов выучить новый прыжок в это время куда больше. Но я понимаю, что сейчас нужно сидеть дома», — сказала Щербакова.