Домой Новости Алексей Мишин: ситуацию с коронавирусом можно сравнить с отменой фигур или введением...

Алексей Мишин: ситуацию с коронавирусом можно сравнить с отменой фигур или введением новой системы судейства — это тоже пройдет

163
0

Заслуженный тренер России Алексей Мишин рассказал о своем видении ситуации с коронавирусом, о благодарности своим ученикам, а также ответил на вопрос о самом счастливом моменте и самом большом разочаровании в своей карьере.

«Знаете слова из известной советской песни: «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь…»? Вот так и проходит жизнь, момент за моментом. Я 64 года в фигурном катании, и за это время много изменилось. Фигурное катание, как и жизнь в целом, подвержено изменениям.

На мой взгляд, ситуация с коронавирусом повлияла на спорт в меньшей степени, чем отмена фигур или введение новой системы судейства. Однако думаю, что коронавирус можно сравнить с этими двумя событиями. Это толчок, похожий на землетрясение с определенной силой по шкале Рихтера. Но, как и в случае с отменой фигур, новой системой судества, все прошло — и это тоже пройдет.

Другие тренеры, может, жалуются, а я продолжаю работать, как и раньше. Мне интересно организовывать тренировочный процесс в нестандартных и нетрадиционных условиях. Некоторые эксперты говорили, что спортсмены не смогут прыгать после карантина, но они начали прыгать на первой же тренировке, а на 10-й тренировке работа уже шла в нормальном режиме.

Во всем нужно находить что-то положительное. К примеру, как обычно продолжается жизнь по окончании сезона? Все быстро уезжают на шоу, потом отдыхают, затем отправляются куда-то еще учить новые элементы, ставить новые программы и делать новые костюмы. Мы все время куда-то бежали, как лошади с шорами. А ограничения и невозможность подготовки к сезону в привычном ритме позволили фигуристам задуматься, снять шоры и посмотреть вокруг.

Когда я сейчас вижу программы, идеи и мысли, которые придумали и предложили тренеры — не только в моей группе, но и в других — я прихожу к выводу, что этот перерыв позволил тренерам и фигуристам взглянуть на многие вещи по-новому: новые идеи, новые мысли и новый подход к тренировкам.

И, несмотря на неопределенность по поводу того, какие соревнования состоятся и к чему готовиться, на график тренировок это никак не влияет. Ведь дело в том, что спортсмены высокого уровня привыкли тренироваться. Я не заметил ни у себя, ни у других, что они потеряли интерес к работе из-за изменений в календаре соревнований. Я позволю себе привести пример старой цирковой лошади, которая стоит за кулисами и больше не выступает, но когда она слышит на арене марш, то начинает делать движения головой в такт. Это не грубое сравнение, а комплимент людям, которые преданы нашему спорту и любят не только победы, деньги и славу, но и само фигурное катание.

Когда я вспоминаю своих учеников, то говорю спасибо Алексею Урманову за то, что он помог мне стать тренером олимпийского чемпиона. Также Алексею Ягудину, который позволил мне стать тренером чемпиона мира. И спасибо Евгению Плющенко, Елизавете Туктамышевой и Артуру Гачинскому за их талант и упорный труд, которые помогли мне стать лучше как тренер. Благодарность лучше та, что внутри, а не в размахивании руками, объятиях и страстных поцелуях перед камерой, как у генеральных секретарей в советские времена.

И нужно особенно сказать спасибо Лизе. Сейчас она значимая личность в мире фигурного катания, путеводная звезда для многих девушек, у которых детство позади, которые хотят продолжать кататься. Она — пример спортсменки, которая умеет хорошо кататься, но уже не ребенок.

Что касается Михаила Коляды, то передо мной стоит сложная задача как у тренера, но ситуация не нова для меня. Я прошел через это и с Плющенко, когда он возвращался в 2010 и 2014 годах, и с Каролиной Костнер. Был у меня такой опыт и с Гачинским, правда, неудачный. В случае с Туктамышевой было время, когда она занимала 10-е место и практически не могла кататься. Опыт научил меня не торопиться.

На данный момент я рассматриваю проект с Михаилом Колядой на два сезона — этот и следующий. И сейчас моя задача — внести некоторые изменения в его прыжковую технику. Из-за некоторых моментов в своих привычках он рано раскрывается в прыжках. На протяжении всей своей тренерской карьеры, взяв спортсмена, я никогда не обещал медалей — обещал только работу. Посмотрим, что из этого получится. Для меня это вызов. Могу сказать, что появление Коляды в моей группе в какой-то мере повысило мой интерес к тренировкам. И этот интерес омолодил меня.

Люди говорят мне, что я заряжаю их своей энергией. Было время, когда мы с супругой были в пессимистическом настроении, но шесть лет назад родился наш внук Алексей Мишин-младший — он дал нам так много сил! Его появление в нашей жизни было как луч света, он оказывает на нас благотворное влияние. Мы пытались научить его фигурному катанию, но ему это не интересно. Его родители были хорошими теннисистами, так что теперь он тоже играет в теннис.

Самый счастливый момент в моей карьере? Такой момент еще не наступил. Может, будет под конец карьеры. То же касается и самого большого разочарования — наверное, у меня еще не было серьезных разочарований. Хотя отмечу, что Лиза Туктамышева еще не была на Олимпийских играх.

Сейчас мой график довольно прост: просыпаться утром, быть в хорошем настроении, прыгать в машину, ездить на каток; погружаться в работу с программами, прыжками и вращениями; радоваться успехам и преодолевать неудачи моих учеников; ездить на соревнования; читать диссертации. Также в планах написать еще одну главу мемуаров.

Как говорил мой отец, доживший до 95 лет: «Нет стариков — есть лишь долгожители», — заключил Алексей Мишин.