Домой Новости Александра Степанова и Иван Букин: с опытом понимаешь, что можешь больше раскрыться...

Александра Степанова и Иван Букин: с опытом понимаешь, что можешь больше раскрыться на соревнованиях и получать не стресс, а удовольствие от того, что ты делаешь

181
0

Александра Степанова и Иван Букин, выигравшие в декабре чемпионат России в танцах на льду, рассказали о своих переживаниях и эмоциях во время турнира в Челябинске, о подготовке к старту, старой и новой произвольной программе, специфическом сезоне, зрелом катании и самом важном в жизни.

Александра: Если честно, мы вообще не думали о победе на чемпионате России. Перед поездкой в Челябинск мы не выступали очень долго, поэтому нам просто очень хотелось хорошо показаться, потому что, выходя на лед, было очень страшно, особенно на первых тренировках после перерыва. Было ощущение, будто ты все забыл из того, что было раньше. Так что не могу сказать, что мы шли какими-то уверенными шагами. Была очень тяжелая подготовка к чемпионату, было тяжело выбираться из болезни. По сути, на всю подготовку у нас оставалось три недели. За две недели до чемпионата мы вернулись к старой произвольной программе. И все мысли были только об этом.

Иван: В тот период, когда мы только приходили в себя после болезней, мы не смотрели ничего, ничего не знали. Потихоньку готовились к чемпионату России, и за 2-3 дня до старта узнали, что не будет ребят. Но мы вообще не думали о соперничестве, потому что в Челябинске был наш первый старт после 11 месяцев перерыва — мы не выступали нигде. Тем более, это был чемпионат России — достаточно ответственный и важный старт, и мы выходили с целью перебороть себя, показать себя. Не столько даже соревноваться, а восстановиться, понять, на что мы готовы и способны в данный момент. Это был очень важный для нас чемпионат. Важно было почувствовать соревнования. Мы скучали. Мы нервничали. Даже в обычный сезон, когда ничего подобного не происходит и не случается, ты выходишь после отпуска на первые соревнования и всегда нервничаешь гораздо больше, чем на том же чемпионате мира, потому что забываются все эти соревновательные ощущения. И в Челябинске было так же, как на первом старте в обычный сезон.

Как раз опыт нам помог при подготовке к чемпионату. Да, мы понимали, что несмотря на обстоятельства, нам надо экстренно, сильно, не жалея себя, подготовиться, потому что если на тренировках дашь слабину, то еще тяжелее будет на старте. Поэтому мы хотели выложиться на максимум на тренировках — катались, очень много работали, чтобы на старте было легче. Я думаю, какого бы ранга и опыта не был человек, спортсмен, когда он выходит на соревнования, любого уровня, он все равно переживает, потому что без этого, наверное, нет интереса кататься. Если ты выходишь на старт и тебе все равно, не нервничаешь, не волнуешься, то лучше заканчивать. В этом и есть «адреналин», который тебя питает, и ты начинаешь заряжаться от публики, от этой всей атмосферы, которая присутствует на соревнованиях.

Как только мы вышли после карантина, начали ставить новую произвольную программу. До августа все делали и отрабатывали нормально, а потом у Саши начались проблемы со спиной. Мы продолжали кататься, но это было уже не так интенсивно. А с сентября все приостановилось.

Александра: Новую программу мы делали на сборе в Новогорске. Стали накатывать ее маленькими кусочками, но получилось так, что у меня заболела спина, пришлось ехать в Германию, потом я простудилась, переболела бронхитом, был сильный кашель.

Только начала восстанавливаться после болезни, потихоньку приходить в себя, как свалилась с коронавирусом. Надолго. Три недели меня не было. Выздоровела и тут заболевает Ваня. И когда он вышел после болезни на лед, то на подготовку к чемпионату России у нас оставалось недели три, может, чуть больше.

Иван: Ну да, я вышел где-то 15 ноября.

Александра: Мы начали пытаться накатывать новую произвольную, но это было тяжело. Физически. А показывать сырую программу не имело никакого смысла.

Иван: Со всеми этими болезнями, грубо говоря, мы неделю в паре не стояли. Когда я вышел, то поначалу не мог ничего, даже круг проехать. Я был в шоке. На первых тренировках катался всего по 20-30 минут.

Александра: Потому что врачи сказали не форсировать, чтобы не было осложнений.

Иван: Процесс выздоровления шел, но это все не так быстро. Времени до чемпионата у нас оставалось очень мало, и нужно было в экстренном порядке собрать все. Ритм-танец у нас остался с прошлого сезона, до чемпионата России мы успели прокатать его полностью пару раз, а новый произвольный вообще не катали целиком ни разу. Даже не собирали большими кусками. Поэтому тренеры предложили вернуться к программе прошлого сезона, спросили наше мнение. Мы, естественно, согласились, потому что всей командой понимали, что не успеем хорошо накатать и показать новый произвольный. А катать сырую программу – зачем? Наш новый произвольный танец надо катать хорошо, и тогда, наверное, это будет очень интересно.

Александра: Думаю, глупо показывать новую постановку на одном старте. Скорее всего, эта программа перейдет на следующий сезон.

Иван: Новую программу оставим уже на олимпийский сезон.

Александра: Что касается нашего произвольного танца прошлого сезона, то мы просто понимали, что в костюмах для этой программы должна быть строгость, лаконичность, нежность, женственность и мужественность – все в одном. У меня платье с открытой спиной. Черное, неяркое, но оно все равно чуть-чуть поблескивает, полностью закрыты руки, чтобы были видны красивые линии на белом льду, потому что первая часть нашей программы – музыка Людовико Эйнауди. Она такая проницательная.

Иван: На самом деле мы не задумывались ни о чем таком. Просто как-то мы приехали в салон по тканям, и Сашке подобрали черный материал, мне такой же, только в сетку. Мы думали, у меня будут черные длинные рукава и такая маечка в сеточку с блестками. Но когда я вышел в этом на лед, то смотрелось ужасно. Вдруг Ирина Владимировна (Жук – прим.) предложила примерить это Саше, и получилось очень круто! В итоге у меня просто черный костюм без всего, а у Саши — с небольшими блестками. Когда мы вышли в этих костюмах, все сказали: то, что надо. Больше мы ничего не искали. Хотя обычно с выбором костюмов, цветом, всем прочим — проблема. А тут все как-то сразу легло и всем понравилось. Нам с Сашей было удобно, так что больше не экспериментировали. Сделали так, как чувствовали.

Александра: В этой произвольной броскость не нужна. Другое дело — «Мулен Руж», где мы тоже пробовали простые платья для меня. Но это абсолютно не то. Мы потом переделали юбку, и это оказалось лучше. Для такой программы все равно должны быть элементы «роскоши» в костюме. А в произвольной не должно быть ничего лишнего. Надо смотреть на саму программу, на наше катание, на наши элементы, на нас — не на костюмы, это не должно отвлекать. Идея программы как раз и была — смотреть и наслаждаться. Если мы, конечно, хорошо катаемся. Две наши программы очень разные: короткая – спектакль, а произвольная – совсем другое.

Иван: И ставилась эта произвольная очень легко. Я с детства люблю Джастина Тимберлейка, много слушал его, и когда тренеры предложили эту музыку (Cry Me a River – прим.), был «за», но… мы очень много искали первую часть. Саша предлагала «Primavera» Эйнауди. Мы слушали, но казалось, что-то не то…

Александра: Потому что музыка достаточно современная, с элементами хип-хоп. Мы долго искали варианты, и во что это превратилось сейчас, кажется, совсем другая музыка.

Иван: Поначалу у нас были некоторые сомнения, а как эта программа «зайдет»? Как воспримут ее люди, потому что это был эксперимент – соединить что-то современное с классическими элементами. Мы больше ставили на «Мулен Руж», потому что известная музыка, которую все знают, а оказалось, что больше понравилась произвольная программа. Для нас это было неожиданно. Тем более на первом старте, на Гран-при, в прошлом году мы обыграли американцев. В Америке! Мы все тогда немножко были в шоке. Не ожидали, что программа так впечатлит.

Александра: Будут ли другие наши программы в таком же стиле? Нет. Копия всегда хуже оригинала, и мне кажется, не в нашем характере повторяться. Мы не знаем, что будет в следующем сезоне, но в любом случае просто надо использовать то, что нам идет. Это есть в этой произвольной программе. Посмотрим.

Нужно ли проводить соревнования в этом непростом сезоне? Соревнования должны быть. Безусловно. Как без стартов? Не знаю. Это же опыт. Это оценка судей, оценка зрителей. На соревнованиях ты оцениваешь сам себя, как в данный момент можешь прокатать программы. У любого спортсмена должна быть какая-то точка отсчета, от чего ты будешь отталкиваться. Мы сейчас выступили на чемпионате России, мы понимаем, над чем нужно работать. Поэтому спасибо федерации, что организует соревнования — это дает нам жизнь, дает возможность кататься. Это огромный плюс.

Иван: Мы привыкли жить в определенном ритме. Зима — это плотный график соревнований. И когда в начале сезона было много неопределенности: будут ли соревнования, как их будут проводить, то внутри себя ты начинал немножко терять мотивацию. Спортсмену обязательно нужны соревнования, потому что это мотивирует работать. Ты приезжаешь на соревнования, видишь своих соперников и еще с большей силой начинаешь стараться работать, развиваться в своем виде спорта. Если нет стартов, ты не понимаешь, кто на каком уровне, как тебя оценивают, где ты, потерял ли ты в своей работе или, наоборот, набрал, лучше стал или хуже. Ты этого не понимаешь, потому что некому сравнить, некому судить. Ты не можешь почувствовать толчок, не можешь подняться на новую ступеньку, потому что не понимаешь, где находишься. Ты теряешь мотивацию. Выходишь на лед и думаешь: зачем мне кататься, если не к чему готовиться. Зачем заниматься, к примеру, хореографией, если можно пойти и отдохнуть. Все это проскальзывает у тебя в голове. Это так. Но ты думаешь: да нет, это сейчас, один год, один сезон и все стабилизируется… И когда мы узнали, что федерация готова организовывать соревнования, были очень рады, потому что это важный шаг, это тяжелый шаг. Мы понимаем, как тяжело в нынешней ситуации организовать массовые мероприятия. И мы безумно благодарны, что у всех спортсменов была возможность ездить, выступать, не только в Москве, в разных городах. Это круто.

Что может удержать фигуриста в фигурном катании? Наверное, в первую очередь – результат. Но тут, понимаете, замкнутый круг. Для того, чтобы был результат, ты должен для этого много работать. А для работы нужна мотивация, которая берется от результата. И вот тот человек, который умеет терпеть, терпеть нагрузки каждый день и не сдаваться, наверное, тот и добивается результата. Бывают разные моменты. Есть люди, которые материально не могут тянуть этот вид спорта. В этом тоже есть сложности. И талантливые люди из-за этого заканчивают. Но если ты перетерпел, работал как лошадь, всего себя отдавал, то неминуемо будет результат. Я не знаю, я не могу гарантировать, что будет наивысший результат, но чего-то точно добьешься.

Александра: Чтобы добиться результата, должна быть немножечко еще и удача.

Иван: Удача тоже. Это спорт, а в спорте возможны травмы. Как и вообще в жизни. Ведь и в обычной жизни ты можешь получить травму, которая не даст тебе дальше расти. Так что все должно сложиться… Это сложно описать. Но в первую очередь ты должен мотивировать себя сам. Ты должен поставить цель. И если ты готов к ней идти, тогда не сдавайся. Но эта цель не должна быть расплывчатой, иначе ты не сможешь получать от самого процесса достижения этой цели энергию. Должна быть четкая цель, понимание того, что ты хочешь сделать, и тогда неминуемо к этому придешь. Возможно, у каждого будет свой путь, но мне кажется, это работает, если ты хочешь, готов терпеть и работать, добиваться успеха и даже проигрывать. Иногда проигрыш гораздо больше дает, чем победа, потому что успеху ты просто рад, а благодаря поражению «ловишь» злость, мотивацию, которые еще сильнее толкают вперед.

Александра: Что отличает зрелого фигуриста? Все дело в опыте, уровне мастерства, а это результат длительной работы. Да, 15-летние мальчики и девочки могут показать технику, мощь, но, например, танцы на льду – такой вид фигурного катания, до которого надо дорасти, ведь то, что называют «химией» между партнерами, нельзя показать, оставаясь детьми, так как ты еще не испытал этого в жизни.

Иван: Я приведу пример. Есть неопытные спортсмены, которые потрясающе катаются на тренировках, но выходят на старт и не могут этого показать. А есть менее талантливые, но более опытные, и они выходят с тренировки и 80 процентов тренировочного опыта переносят на соревнования. Это очень важно. На тренировке ты в комфортных условиях, ты дома, на тебя никто не смотрит, ты в любой момент можешь переделать то, что у тебя не получилось. А на соревнованиях у тебя один шанс – один шанс показать то, на что ты готов. И вот с опытом ты понимаешь, что можешь больше раскрыться на соревнованиях. Тебе проще. Для тебя соревнования становятся комфортными условиями. Ты начинаешь получать удовольствие. Не стресс, а удовольствие от того, что делаешь, от публики, которая реагирует на тебя. Даже бывают моменты, когда какой-то судья просто улыбнется, потому что ему понравилось, что ты делаешь, и ты это видишь, и от этого тоже получаешь удовольствие, потому что понимаешь, что смог донести смысл своей программы или показать что-то интересное. Это, наверное, и отличает зрелых спортсменов.

Что самое важное в жизни? Здоровье. Без здоровья ничего не произойдет. Можно все сделать, по большому счету, можно все купить, кроме здоровья. Нет еще таких технологий, чтобы заменили тебе органы, поменяли конечности, и ты еще сто лет будешь жить и ничем не заболеешь. Поэтому важно следить за своим здоровьем. Особенно спортсменам. В здоровом теле — здоровый дух. Не зря древние так говорили. Так и есть.

Александра: А для меня самое важное в жизни — любовь. Не только к близкому человеку. Любовь к миру, природе, родителям, тренерам, делу, которое ты делаешь, фигурному катанию… Любовь к себе, потому что если человек не любит себя, он теряет уверенность, ему все дается тяжело – тяжело выходить, к примеру, на старт и что-то показывать. Это как фотография: если ты не любишь себя, то не можешь донести людям через объектив камеры стремление им понравиться. Мне кажется, все в этом мире держится на любви.