Домой Блоги История Бетины Поповой

История Бетины Поповой

237
0

Чемпионка Универсиады 2019 Бетина Попова подвела итоги своей карьеры.

Бетина Попова и ее партнер в танцах на льду Сергей Мозгов завершили карьеру в феврале 2020 года. Мозгов из-за серьезных проблем со спиной не был допущен к чемпионату России, что не позволило паре бороться за место в сборной.

«Думаю, это будет последнее интервью о моем фигурном катании. Все закончилось, у меня другая жизнь, и туда-сюда это перемешивать уже надоело. Наверное, нужно подвести какие-то символические итоги?

Я начала кататься на Стадионе Юных Пионеров, который, к сожалению, сейчас уже закрыли. Знаковое место — на нем в свое время были Татьяна Тарасова, Ирина Слуцкая, многие другие спортсмены. Тогда я тренировалась у Натальи Титовой. Там была жесткая дисциплина, возможно, в каких-то моментах слишком жесткая. Это первый мой тренер, она привила мне фанатичную любовь к фигурному катанию.

Дальше я перешла к Марине Селицкой в Сокольники, потом мы в ЦСКА с ней катались. Марина Леонидовна — прекрасный тренер. Никто меня у нее не помнит, потому что я была единственной девочкой в группе среди пацанов. Она видела, что прыжки — не совсем мое, и позволяла развиваться в плане скольжения, музыкальности.

Потом в ЦСКА на просмотр пришла Ксения Румянцева и забрала меня в танцы. У нее я много лет становилась как спортсменка. И в целом свою индивидуальность как танцорши — растяжку, другие данные — я получила от нее.

Потом мы перешли с Сережей (Мозговым) к Елене Кустаровой и Светлане Алексеевой. Это был совершенно другой подход к тренировкам, инновационный для меня. Я на тот момент имела большие проблемы со здоровьем, головой и весом. Потом мы снова вернулись к Румянцевой, а затем отправились к Анжелике Крыловой. Там все и закончилось.

В фигурное катание меня привели, чтобы сделать здоровее. Вы просили перечислить все мои травмы? Давайте попробуем (смеется). Шея, спина, палец был разрезан — сгибается только наполовину. Полностью разрезано сухожилие. Были травмы обоих ахиллов. Коленочки… мениски. Выбитые запястья. За последний год четыре сотрясения. Но шея — самая жесть. У нас был длительный перелет в Японию. Я криво заснула на кресле в самолете, а потом на первой же тренировке неосторожно дернула головой во время поддержки и поняла, что шея никуда и никогда больше не повернется.

У меня так получилось на фоне того, что не было бережного отношения к себе как к спортсмену. Я не была разумна — разумный спортсмен себя бережет. К примеру, у Дениса (Ходыкина) совершенно другое отношение к себе, и это плюс.

У кого-то бывает больше проблем со здоровьем, кому-то везет почти без них. Но представить профессиональный спорт без травм — это что-то из сказок взятое.

Мой высокий рост для танцорши — это хорошо, а вот женственная фигура — нет. У нас, особенно в России, есть представление, что девочка в танцах должна быть тоненькой, это выглядит более эстетично на льду.

Все, что есть в этом мире для похудения, я использовала — кроме липосакции, пожалуй. Сауны, пленки, диеты всевозможные, таблетки. Организм был доведен до такого состояния, что вес набирался просто от воздуха. Ничего не работало. Воду пить я начала только сейчас, в 23 года. До этого — 200 миллилитров в день. Я считала, что это нормально, потому что на взвешивании каждые 100 грамм важны. Тренер — не диетолог, поэтому консультаций по питанию он не дает. Он только взвешивает. Говорит, много или мало.

Когда мы пришли тренироваться в группу к Кустаровой и Алексеевой, я призналась, что сижу на таблетках. Они очень лояльно ко мне отнеслись, поддержали и дали мне время. С одной стороны, это было жестко — меня заставили очень много бегать, но они позволили мне выдохнуть и на какое-то время избавиться от таблеток, похудеть самой. Катаясь у них, я достигла своего минимального веса за всю карьеру, потому что было снято психологическое давление.

Еще я потом успешно похудела у Румянцевой — решила, что иначе закончу со спортом. Получилось, потому что никто не давил. Каждый раз, когда начинался жесткий контроль — все. В голове еще в детстве что-то сломалось и уже не починилось.

В фигурном катании, разумеется, не у всех девчонок есть расстройство пищевого поведения. Дело или в их конституции, или в том, что их не сильно прессовали в детстве из-за веса. Они до какого-то возраста могли быть пухленькими, но из-за постоянной нагрузки это прошло само собой.

За годы в спорте было очень много хорошего. Незабываемые поездки на турниры, эмоции, знакомства с людьми. Самое лучшее, что дало мне фигурное катание — вот он, сидит рядом (речь о Денисе Ходыкине, который пришел на разговор вместе с Бетиной). Мы с Денисом катались в ЦСКА одно время, но тогда этого не помнили. Познакомились 2 года назад на соревнованиях.

Когда я закончила со спортом, а это произошло довольно резко и неожиданно, Денис мне не давал ни на секунду задуматься о том, что в моей жизни все плохо. Не давал утонуть в своих мыслях. Просто брал за руку и говорил: «Пойдем-пойдем-пойдем!». Все равно куда. А я такая — «Ну окей, идем», а все проблемы уже позади оказались.

Что такое любовь? Это дар от создателя. Возможность отдавать человеку что-то и радоваться, что ему это нужно и приятно. Это дружба в высшей ее форме. Уважение, сострадание, умение поставить себя на место другого.

Еще чувство юмора для меня стало спасением. В юниорах я со всех сторон слушала — от мамы партнера, от партнера, от тренера — «Он от тебя уйдет, он тебя бросит. Ты толстая!». Ну да, толстая, а я его задавлю (смеется). Я на него сяду, и он никуда от меня не уйдет. Шутки, в том числе над собой — единственная ниточка, за которую можно себя вытащить.

Тренеры, партнеры, кто угодно — у меня нет обиды вообще ни на кого. Они все принесли мне опыт. Опять же, виновато мое отношение к делу. Да, первый тренер привил мне страх и немного вот этого рабского, но дальше я же росла, у меня был выбор — послать всех к чертовой матери или остаться такой же серьезной.

Все эти люди мне что-то дали. Каждый тренер мне подарил много тепла и заботы, вкладывал в меня силы, насколько мог. Каждый партнер со мной выстрадал огромный путь. Что Серега, что Юра. Юра хотя первое время меня оскорблял и унижал, но потом мы с ним сошлись и сдружились, я ждала его после операции и восстановления.

Конечно, я не променяла бы свою жизнь ни на какую другую. Я же сумасшедшая. Я до трясучки люблю фигурное катание. Исключительно мой дурной перфекционизм сделал это все таким болезненным. Если бы я принимала реальность спокойно, если бы относилась ко всему как к своей работе, а не фанатично, у меня было бы меньше тяжелых моментов. И я не про травмы сейчас, а про психологические переживания. Работа — это всего лишь способ существования, а не вся жизнь. Сейчас я понимаю, что нельзя ставить работу на место жизни. Их нужно разделять.

Именно поэтому я сейчас пытаюсь максимально отдалиться от фигурного катания. Я отписалась от всех пабликов, ничего не читаю, не слежу за новостями. Знаете, как бывает: очень любишь человека, а потом вы расстаетесь. И ты не можешь его видеть даже спокойно. Пытаешься выкинуть из головы, из жизни, сжечь фотографии, никогда не встречаться, удалить все номера телефонов — здесь то же самое. Я очень сильно любила это дело, и не могу пока что спокойно существовать с ним рядом, потому что я больше не его часть. И мне нужно теперь от этого полностью отойти. Чтобы не страдать, не копать себя и так далее.

Почему у меня сложился такой легкомысленный образ в глазах многих болельщиков? Да потому что я ко всему относилась с юмором. Иначе просто вышла бы в окно, в детстве бывали и такие мысли. Были мысли прыгнуть с крыши, потому что в один момент я никак не могла похудеть. Не могла выйти на тренировку. Мне было стыдно, было страшно прийти на взвешивание. И я думала — а может?.. Зачем это все?

Если бы не позитив и мое наигранное раздолбайство, я бы не справилась. Конечно, в спорте побеждает сильнейший. Я не смогла вовремя себя остановить, перенаправить и так далее. Я оказалась фанатичной, но не сильнейшей.

Социальные сети приводят к ненависти, я думаю. Стало легко следить за жизнью людей, сравнивать себя с ними. Раньше как: зашел к соседу за солью, пообщались с ним, попрощались. А сейчас ты постоянно наблюдаешь за другими — а у них ребенок, а у них машина. Я в инстаграме подписана только на своих друзей, потому что мне интересна только их жизнь. Я не подписана на каких-то блогеров, да и времени у меня не было следить за посторонними, считать их деньги и обсуждать фигуру. Когда тебе есть чем заняться и ты полноценная личность — почему тебя должно волновать, что у кого-то все слишком хорошо.

Может, люди просто слишком много работают, а сбросить напряжение иначе, чем в интернете, не умеют? Не знаю. Начальнику в лицо слова против сказать не смогут, а в комментариях анонимно под его фоткой напишут что-нибудь. Или вот 15-летняя фигуристка, например, самое время поучить ее жизни.

Мне постоянно доставалось за мои слова в интервью и социальных сетях. Последние посты в инстаграме — яркий тому пример. Но я говорила уже, что инстаграм веду для своей мамы — мы не живем вместе, а ей интересно знать, что у меня в жизни происходит. Просто у меня было время проанализировать свой опыт, поэтому я высказалась. Пусть это кому-нибудь поможет понять, что они в своих переживаниях не одиноки и, если что, всегда могут мне написать и спросить совета.

Во время карантина я все время стояла у плиты. Потому что тренировок нет, худеть не надо, а готовить я люблю — блинчики, вафли. Еще сейчас я много читаю. Развиваю себя как личность.

Я, к сожалению, одновременно закончила и карьеру и институт, и мне не хватило учебы — с радостью походила бы на пары еще. Приходилось пропускать лекции из-за фигурного катания и догонять дома самой, но в ГИТИСе, конечно, интереснейшее образование. Умнейшие педагоги, с которыми даже просто разговаривать круто, не то что учиться у них. Конечно, я хочу продолжать в магистратуре, но пока не могу поступить, потому что из-за коронавируса диплом получу только осенью.

Стать хореографом-постановщиком я могу в любой момент, это от меня уже никуда не уйдет. И образование есть, и опыт. Но мне хочется попробовать себя в других вещах. После фигурного катания открылось столько дверей, что хочется постучать в каждую.

Я сейчас шью, осваиваю портновское дело. Всю самоизоляцию делала балетные пачки, занималась аппликацией, декорировала лямки и так далее. Набираю навыки. Сейчас я как подмастерье у нашего портного.

У меня часто случались какие-то казусы с костюмами, из-за чего приходилось их подшивать, в том числе прямо на себе. И мне всегда это нравилось — работа руками успокаивает. Я решила — почему бы не попробовать прикладное мастерство прямо сейчас? В жизни пригодится.

Я вообще не особо карьеристка. Скорее, семейный человек. Села бы удовольствием в домике на горе со своей коровой, курицами и детьми, и там жила (смеется). Мне для счастья не так много нужно. А я всю свою осознанную жизнь с кем-то соревновалась и пыталась доказать, что я лучше. Мне теперь хочется от этого отдохнуть. Не быть осуждаемой», — сказала Попова.